Даст — не даст

Сегодня в «Ъ» вышел текст, который не мог не появиться: в августе вице-премьер Юрий Трутнев предложил сократить территории традиционного природопользования в Хабаровском крае, где их слишком много (39% от всей земли), потому что на них нельзя выдавать любезный его сердцу «дальневосточный гектар», в сентябре их сократили, в октябре начали высказывать недовольство те, для кого эти территории создавались в 1991-1994 годах — коренные малочисленные народы севера. Результат — недовольны все.

Подробности можно прочесть в сегодняшнем «Ъ». Ничего трагичного там, кстати, как говорят власти, не произошло — всего-то порезали земли ТТП в два раза. Да и по закону то, что какая-то земля — это ТТП, говорят чиновники, совсем не мешает на ней рубить лес, охотиться, добывать полезные ископаемые и ловить рыбу представителям не КМНС.

Но я хочу обратить ваше внимание вот на что.

Важная составляющая любого нововведения — его PR. В данный момент вокруг «дальневосточного гектара» нужна просто-таки массированная, артиллерийской плотности и мощности пропаганда. Со всеми прелестями, свойственными этому способу распространения информации, включая передергивание фактов и манипуляцию сознанием реципиента. Как, например, вот здесь: в прямой речи внутри новости одно («не даст эффекта»), а в заголовке — другое («даст эффект»):

dast-ne-dast

Почему нужна?

Потому что результаты по-прежнему мизерны. 10 тыс. заявок за 25 дней действия второго этапа закона, когда землю могут брать уже все дальневосточники. Из 6 с лишним миллионов человек подали заявки 10 тысяч? Это что, результат?

Даст ДВ-гектар эффект или не даст? Я уже высказывался на тему «дальневосточного гектара», например, здесь. Думаю, людей у нас не проведешь — просто куски земли им не нужны, если к ним не подведена инфраструктура. А те, кто берет гектары сейчас, тщательно их искали, я думаю — поближе к инфраструктуре, к обжитым местам.

Да, какой-нибудь эффект «гектар» даст. Но огромные толпы приезжих не спровоцирует, конечно. И те, кто сейчас закон о «бесплатном гектаре» реализует, думаю, это понимают. Они должны тему продвигать. Госполитика, ничего не попишешь — на контроле в администрации президента. Но что делается в этом направлении?

Сняли ТВ-ролики и повесили баннеры. Организовали центр консультации по выдаче «гектара» в Тополево. Обучили всех районных специалистов. Замечательно. Пропаганда-то где?

Коллеги, многие из нас с вами недавно собирались на эту тему в «Парусе» по приглашению краевых властей. Поговорили хорошо — о том, как классно было бы начинать лучше и больше рекламировать «дальневосточный гектар». Но прошло время, а где результат?

«Гектару» катастрофически не хватает не историй успеха: вот, мол, счастливый дядя Ваня взял участок и там вырастит много всего. Это абсолютно не медийное фуфло, которое очень сложно приложить на себя любому гражданину, который в глубине души уверен: забюрократят, самое лакомое все равно не дадут, да и зачем мне отрываться от дивана — я лучше в интернете побрюзжу/побрызжу.

«Дальневосточному гектару» не хватает персон.

Кто у нас самая медийная персона на уровне субъекта? Губернатор. Взял он себе гектар? Члены правительства? Зампреды и министры? Был недавно вопрос на этот счет куратору всей темы Юрию Чайке — и зампреду, и министру инвестиционной и земельно-имущественной политики Хабаровского края. Он — не взял. Ответственность, говорит, слишком большая. Вот тебе и приехали.

Но губернатор только у нас внутри Хабаровска медийная персона. В федеральном информполе он мелькает робко и редко. Значит, другие персонажи нужны — повышенной пропагандистской мощи. И информповоды нужны резонансные — на всю страну.

Их нужно ловить — и поводы, и персонажей. И я вам так скажу: раз уж пропаганда нужна, то нельзя гнушаться любыми темами.

Сейчас у всех на слуху, например, #живодеркиизхабаровска. Хэштегами завален весь Рунет.

zhivoderki-iz-kha

Жуткая история, и все ее фигуранты, я считаю, должны быть сурово наказаны. Но можем ли мы как-то использовать эту историю во благо пропаганды? Чтобы не «живодерский край» у всех в головах отпечатывался, а что-то полезное и благое? Господи, да на здоровье.

Рисую вам пьесу.

Неблагополучные девочки с изменениями в сознании (aka Алина Орлова и Кристина Конопля) в зале суда. Им читают приговор. Да, истязали животных. Должны искупить. Год заключения? Фиг там. Удар молотка: отправляются на обязательные работы по расчистке «дальневосточного гектара» где-нибудь под Елабугой. Родители в шоке. Общественность люто протестует: это разве наказание для них? Девочки в растерянности: чозафигня этот «дальневосточный гектар», кто вообще в курсе? Они же хотели признания.

Но телевидение — оно у нас что, зря огромное государственное субсидирование получает?

Камеры в тайгу.

Вагончик-вахтовка в лесу: конвоир, операторы, наказанные, вспомогательный персонал, бензопилы и лопаты. Труд на лоне девственной природы. Онлайн-трансляции. Кажется, у девочек изглаживаются лица. Тухнет бесовской огонек в глазах. Снисходит умиротворение.

Но нет, все тщетно: одна устраивает скандал с побоями, вырывает бензопилу, грозит всех покрошить. Другая пытается бежать, но ее ловят. Снова суд в Хабаровске: добавить еще 720 часов обязательных работ.

Все это в режиме live наблюдает вся страна. На «гектар» приезжает строгий губернатор. Строгий полпред. Приезжают защитники животных со всей страны, грозящие устроить самосуд. Их ловят и вразумляют, и вот они уже берут «гектар» по соседству — для приюта для собак и кошечек под названием «Лапка и шишка».

Затем на ставший знаменитым «гектар» приезжает Малахов. Потом — Масляков.

Вокруг начинают вращаться огромные бабки. Трутся какие-то всем известные (или наоборот, только в определенных кругах известные) личности, почуявшие отзвуки выгоды. Получается ощутимый пропагандистский эффект.

На скандале вырастает искристая и звонкая идея: «гектар» перековывает и очищает.

К программе подключается ФСИН.

На гектар приезжает президент.

Начинается действительно общегосударственная политика.

0 ГолосовГолосовать
Twitter