Отдесятилетили директора

Юбилейный Ъ

Бывает и юбилейный «Ъ»

Сегодня все пытаются друг друга наколоть. Меня, по крайней мере, уже пытались.

А у нас, в дальневосточном «Коммерсантъ» — все по-честному. Именно сегодня, как гласят полуистлевшие исторические хроники, исполнилось 10 лет, как в «Ъ» работает Вика Дерябина. Ныне она — директор нашего ООО «Коммерсант Дальний Восток», а ранее, до всех этих широкомасштабных изменений в системе «Ъ»  — директор по рекламе ЗАО «Коммерсантъ в Хабаровске». В общем, нащальникэ.

Мы сегодня

Мы сегодня… (не все — так-то нас больше))

0011Разумеется, мы не могли пройти мимо этого всего. И тайком, в подполье, на компьютерах с нелегальным программным обеспечением (шутка!), по ночам (не шутка!) — заверстали и выпустили нашей Виктории Владимировне праздничный выпуск. Типа «Ъ» к юбилею, на бумаге обычного для «Ъ» А2 формата, весьма нормальным тиражом (500 экземпляров).

Ей вроде бы понравилось. По крайней мере, свою долю шампанского и всяких вкусняшек получили сегодня все.

Выкладываю свою редакторскую колонку, главную заметку номера и все четыре полосы в PDF — кому интересно, посмотрите.

Можем и так:)

Колонка редактора

10 лет: твои и в общем

Ну что ж, Вика. 10 лет? Немало. И совсем неплохо. Да, пускай сейчас ты, десятилетняя, еще не всегда можешь сама качественно вытереть нос. Но ты уже знаешь кучу взрослых слов и как накраситься. На мальчиков, правда, пока не поглядываешь (преимущественно мужской коллектив журналистов этому рад: не путаешься под ногами, мешая работать). А вот с девочками — общаешься вовсю (преимущественно женские отделы рекламы и распространения этому тоже рады: с тобой хоть в куклы можно поиграть). По литературе ты уже прошла, кажется, гоголевскую «Майскую ночь, или утопленницу» и «Спящую царевну» Жуковского, поэтому знаешь о жизни и любви абсолютно все. И в то же время — впереди еще лет семь до выпускного и начала взрослой жизни (у некоторых не совпадает, но так принято говорить). Да, 10 лет — это хорошо.

Хотя — стоп. Почему это я о тебе как о личности? Твои 10 лет, как-никак, прошли в нашем коллективе, значит ты — часть компании. А именно, не постесняюсь уточнить,— ее голова. Что ж, давай посмотрим на тебя под этим углом. Тебе 10 лет. Значит, ужасов дефолта ты не видела — молода еще. И деноминация для тебя незнакомое слово: в миллионах ты считаешь именно миллионы, а не то, что сейчас считается за тысячи. Зато у тебя уже были мировой финансовый кризис, падение продаж, взлет арендных ставок, введение страховых взносов в 34%… Все это ты пережила. Твою продукцию воспринимают как неотъемлемую часть рынка. Ты крепко стоишь на двух ногах — распространении и журналистике,— и пробиваешься вперед, размахивая на весу задорной рекламой. Да, 10 лет — это совсем неплохо.

Конечно, все относительно в нашей жизни, и 10 лет — это очень по-разному. Природа показывает удивительные примеры того, как это мало — 10 лет. Сталактит, например, если верить ученым, в среднем нарастает на 0,4 миллиметра в год. Так что если бы ты была сталактитом, твои десятилетние усилия по выращиванию 4 миллиметров было бы довольно сложно заметить в темной пещере. В то же время, будь ты морским ежом Красного моря, в свои 10 лет ты уже бы выросла на 4 сантиметра. Но впереди у тебя было бы еще как минимум 90 лет жизни — и по 10 миллиметров роста в год. Перспективы не слишком-то радужные, правда?

В экономике тоже не все так просто (было бы просто — мы бы о ней не писали столько). В ГМК «Норильский никель» полагают, что за 10–15 лет фундаментально меняется структура рынка металлов. Будь ты рынком металлов, мы бы уже перестали тебя понимать и сейчас ломали бы головы: а по каким-таким законам, черт возьми, ты нынче функционируешь? В марте 2003 года баррель нефти марки Brent стоил $26, а сейчас — $125. Если бы ты была нефтью, то после серии головокружительных взлетов и катастрофических падений ты все-таки подорожала бы почти в пять раз. Но нервов за это время мы бы сожгли столько, что сейчас вряд ли бы радовались, что ты все еще с нами.

Что уж говорить о политике, особенно международной — там 10 лет меняют все! 10 лет назад война в Ираке уже шла, но о Саддаме Хусейне еще не говорили в прошедшем времени. Владимир Путин и Джордж Буш-младший правили каждый свой первый срок, Виктор Ишаев — всего лишь второй (а президент Грузии Эдуард Шеварднадзе, как потом оказалось — последний). Тогда мало кто еще понимал, чем же таким занимаются полпреды президента в федеральных округах (правда, и сейчас это мало кто понимает), а партия «Единая Россия» едва-едва выбралась из пеленок. Это я к тому, Вик, что если бы ты была политическим явлением и все еще присутствовала бы на политической арене, твоему долголетию уже впору было бы ставить памятник. Но, к счастью, ты не политика (иначе мы прокляли бы тебя еще лет пять назад).

Да, жизнь поменялась. 10 лет назад нас окружали непривычно новые названия — теперь они привычно старые. ЗАО «Северо-Западный GSM» только в 2002-м переименовалось в ОАО «МегаФон», «Первый канал» и «Россия» в 2003-м всего первый год как были не ОРТ и РТР. Советская «Нива» тогда вдруг превратилась в Chevrolet Niva. Самым популярным телефоном оставался знаменитый Nokia 3310 — без полифонии и цветного экрана (и уж конечно без видеокамеры), но все эти три элемента уже можно было найти в продвинутых моделях, зато 3G звучало как ругательство. И, кстати, разговаривать по мобильнику за рулем без hands-free 10 лет назад уже запретили. Но штрафовали за это всего лишь на какие-то 20 рублей — по нынешним временам, когда за болтовню на дороге предлагают лишать прав, это смотрится милой шуткой.

В общем, Вик, 10 лет — это на самом деле немало. Не сказать, чтобы много (за словом «много» сразу напрашивается слово «хватит»). Конечно, не хватит. Что сделано, то хорошо, но давай-ка еще!

Злоупотребила трудоголем // В работе заподозрена директор «Коммерсант Дальний Восток»

Силовые ведомства взяли под наблюдение коллектив региональной газеты «Коммерсантъ — Дальний Восток». Как заявили «Ь» сразу несколько источников, сотрудники газеты попали под влияние сильнодействующего психостимулятора — трудоголя, в деле замешан руководитель предприятия, который применяет «особый менеджмент». Однако, последствия такого менеджмента собеседники «Ь» оценивают по-разному — одни упрекают редакцию в игнорировании служебных обязанностей, другие — в злоупотреблении ими. Эксперты также разошлись во мнениях — часть считает, что трудоголизм надо лечить, и за это ответственны краевые власти, другие — что трудоголикам ни в коем случае нельзя идти на лечение, а директору «нужно ставить памятник».

По оперативной информации, поступившей в распоряжение «Ь», сотрудники УФСБ по Хабаровскому краю, управления Госнаркоконтроля, управления МВД и Следственного комитета СК РФ по Хабаровскому краю взяли под наблюдение газету «Коммерсантъ — Дальний Восток», являющуюся региональной вкладкой федеральной газеты «Коммерсантъ». Причиной стало злоупотребление сотрудниками газеты «мощными психостимуляторами, запрещенными к употреблению и распространению на территории стран Таможенного союза», сообщил изданию источник в оперативном штабе силовиков. Также коллективу вменяется злоупотребление свободой слова, совести и собраний. Причиной операции стали  результаты мониторинга СМИ и обращения граждан. «Каких-то задержаний, обысков пока ждать не следует, мы сейчас изучаем, собираем информацию»,— сказал собеседник.

Ь

Франшизой на издание регионального выпуска газеты «Коммерсантъ-Хабаровск», выпходящего с 2003 года, владеет ООО «Коммерсант — Дальний Восток». Выпуск издается на территории Хабаровского края и распространяется в регионах ДФО (кроме Приморского края). В 2011 году в фирме сменилось руководство, директором общества была назначена Виктория Дерябина, с 2003 года занимавшая должность главы рекламной службы. По итогам 2011 года издание показало убыток в $XZ, в 2012 году прибыль составила $XZ. 

Опрос осведомленных лиц, близких к руководству газеты, ситуацию не прояснил. Несколько собеседников «Ь» дали совершенно разноречивую информацию. Так, по данным одного из них, «журналисты саботируют работу, находятся в необъявленной забастовке». Остроту ситуации придает тот факт, что, несмотря на плановый выпуск номеров (региональный выпуск выходит четыре раза в неделю.— «Ь»), на деле, как утверждает источник «Ь», редакционная работа осуществляется силами привлеченных журналистов, официально не трудоустроенных в дальневосточной редакции. Как сообщил источник, «хабаровские журналисты ходят на работу и получают зарплату, но полосу забивают материалами внештатных корреспондентов из Якутии, Амурской области, Приморья». По данным источника, гонорарный фонд «уходит исключительно на сторону» в течение последних пяти-шести месяцев. «Газета зарабатывает деньги, размещает рекламу хабаровских рекламодателей. Странно, что материалов из Хабаровска в ней почти не публикуется», — заметил источник.

Детальное изучение выпусков «Коммерсантъ — Дальний Восток» за два квартала дало иную картину. 43,9% материалов имеет локализацию в г. Хабаровске, 22,25% — в г. Владивостоке, 10 % касаются Якутии, 7,8% материалов локализованы на Сахалине,7,3% — на Камчатке, 5,8% — в Амурской области, 2,5% в Магадане. Стоит, однако, отметить — в индексе цитирования СМИ Хабаровского края, составленным агентством «Медиалогия», «Коммерсантъ» не вошел ни в одну из пятнадцати позиций рейтинга.

Директор ООО «Коммерсант — Дальний Восток» Виктория Дерябина отказалась что-либо пояснить «Ь» по поводу возможного бездействия сотрудников. «Я их всех уволю», — лаконично добавила она. Редактор региональной полосы Дмитрий Щербаков прямо не подтвердил, что коллектив не исполняет свои обязанности. В телефонном разговоре господин Щербаков заявил, что, во-первых, вполне понятно нежелание журналистов «писать за копейки». Во-вторых, «материалы выходят, сбоев в работе редакции нет, а все вопросы наполнения региональной полосы отслеживает Москва». О наблюдении силовиков редактор знает, но «мы живем по закону, все под контролем». Однако, на прямой вопрос — действует ли на данный момент ли редакция, и все ли сотрудники на рабочем месте, он ответил «я вас не слышу…», затем связь прервалась. Дозвониться ему в течение рабочего дня не удалось, телефон был недоступен. Другой источник «Ь», находившийся на тот момент в офисе фирмы заявил: «Да, мы бастуем, бухаем».

Добавим, полгода назад из газеты уволилась журналистка, в настоящий момент работающая в конкурирующем бизнес-издании. «Ь» удалось связаться с ней, в разговоре она попросила не называть себя. «Ой, «Коммерсантъ» всегда на позитиве, ребята, может, и позволили себе лишнего, но они же работают. Там вообще одни трудоголики», — сказала она. Председатель профкома ООО «Коммерсантъ — Дальний Восток» Надежда Ярославцева ни о какой забастовке или неисполнении обязанностей «не слышала», однако, по ее словам, злоупотребление рабочим временем на рабочем месте — «это серьезная беда, с этим мы вынуждены мириться». «Газета существует уже десять лет, мы пережили два кризиса, несколько переездов, сменилось несколько редакторов. И все равно «Коммерс» работает, мы одна из лучших газет края и единственная независимая деловая газета. Может, у кого-то сдали нервы»,— сказала она. При этом журналистов приходилось собирать «буквально на улице, кто-то сидел на корточках, когда наша Виктория (директор ООО «Коммерсант ДВ».— «Ь») шла мимо, кого-то набрали по объявлению»,— заявила председатель профкома. «От них можно ждать всего, зоопарк»,— добавила она. Впрочем, по убеждению госпожи Ярославской, журналисты редакции законченными трудоголиками не являются. «Главный трудоголик — наш директор. Это она всех заставляет…»,— резюмировала госпожа Ярославская.

Бывший директор ООО «Коммерсант Дальний Восток» и, по совместительству редактор регионального выпуска Сергей Мингазов (ныне заместитель главного редактора другой газеты. — «Ь») поначалу охотно согласился обсудить нынешнюю деятельность коллектива дальневосточного «Коммерсанта». Однако, после того как вопрос коснулся злоупотребления трудоголем и лично директора Виктории Дерябиной, господин Мингазов отказался от комментариев.

Эксперты, опрошенные «Ь», отмечают, что интерес силовиков и властей региона к работе редакции не случаен. Врач-нарколог, знакомый с ситуацией в редакции (его имя не разглашается в связи с нормами врачебной этики. — «Ь») сообщил «Ь», что «трудоголь погубил не одно СМИ в крае, однако «Коммерсантъ» пока держится». Симптомами употребления этого мощного стимулятора является, во-первых, трудогольный бред, и во-вторых, трудогольное поведение. «Люди дают разноречивые оценки, одно и то же событие может быть истолковано по-разному, появляются несвойственные нормальному человеку въедливость, дотошность. Работники могут приходить на работу, при этом ничего не делать, не получать зарплату, оставаться после рабочего дня — независимо от наличия текущих заданий и дел. Во всем этом видится некий высший смысл, предназначение»,— перечисляет симптомы нарколог. По словам эксперта, который ссылается на данные анонимного анкетирования, наилучшим методом избавления от трудогольной зависимости являются денежные инъекции. «Это очень болезненная процедура, поначалу журналисты отказываются, случаются рецидивы, ремиссии очень непродолжительны. Но это единственный путь — или колоть, или начнется трудогольный деликт, который еще и социально опасен»,— говорит эксперт.

Проблема в том, что финансовые средства краевых властей ограничены, федеральная программа помощи не распространяется на местные редакции, заявил «Ь» чиновник краевого правительства. «Единственный способ — пройти официальную процедуру конкурса и заключить государственный контракт. Ничем не могу помочь»,— сказал он. «Трудоголь — это нормальный инструмент повышения эффективности работы коллектива,— ссылается на результаты независимого международного исследования представитель Amnesty International Теодорс Эйхманс.— Если он запрещен в Таможенном союзе, то это проблема Таможенного союза». По словам господина Эйхманса, руководителям, которые применяют эффективный менеджмент, вдохновляют сотрудников личным примером, нужно «ставить памятник». А навязывание методов лечение ведет к утрате индивидуальности и полной деградации коллектива. «Если Россия хочет стать страной с эффективной экономикой, эффективным рынком труда и свободной прессой — нельзя закрываться от мира, и спускать на таких руководителей всех собак. Стоит пересмотреть отношение к труду, мотивацию сотрудников. В конце концов, «Коммерсантъ» — это самая цитируемая газета в России, и в этом заслуга трудоголя и непредвзятых директоров»,— подытожил эксперт.

PDF спецвыпуска:

1234

0 ГолосовГолосовать
Twitter