Ускоряющий пуховик

В последние дни 2017 года, друзья, мне хочется сказать пару слов о Дальнем Востоке. Точнее, об усилиях отдельных правительственных товарищей придать ему ускоренное развитие. Мы — журналисты — видим эти усилия, как никто другой: они обрушиваются на нас тоннами оптимистичных пресс-релизов и заявлений. Затем, если следовать технологии, мы должны трансформировать эти заявления в журналистские материалы. Если это, разумеется, будет интересно нашим читателям. Вот здесь-то перо и спотыкается о дьявола.

ТАЙФУНЫ ПРОТИВ «МАТИЛЬДЫ»

Подавляющему числу россиян на то, как обстоят дела на Дальнем Востоке, все так же наплевать. Увы. Дальнего Востока (да и Сибири, и Зауралья вообще) нет в их ежедневной картине мира.

Ни одна из тем, которые волновали дальневосточников в январе-ноябре этого года, не вошла в общероссийский топ поисковых запросов, сделал недавно вывод Yandex. Тоже мне, удивил.

Дальневосточники лихорадочно искали в «Яндексе» (топ-3) открытие «Леруа Мерлен» в Хабаровске, тайфун Нору в Приморье и убийство пауэрлифтера Андрея Драчева. Россияне в целом — «Синего кита», скандал с «Матильдой» и теракт в питерском метро. Из 10 самых популярных поисковых запросов на Дальнем Востоке два — об отставке-назначении губернатора Приморья, один — о Восточном экономическом форуме. Все остальное — это чрезвычайные ситуации или происшествия (ах да, и «Леруа Мерлен»).

Однако дальневосточников слишком мало, чтобы формировать картину в масштабах страны — и не только в интернете. В Госдуме тоже. Вообще в стране.

И ставшая знаменитой на днях история о том, что 70-летняя старушка вышла покурить на балкон на Сахалине, и ее сдуло ветром с 4-го этажа в сугроб — вот обычное место Дальнего Востока в общероссийской новостной картине мира. Даже если это трансформируется в публикации на английском языке — Gone With the Wind: Woman Blown Off Balcony As Cyclone Batters Russian Far East — это сиюминутная слава. Наберите в поисковике на сайте New York Times «Far East». В топах выпадут Китай, Япония и Корея. Не Россия.

ЕВРОПА — ЗДЕСЬ, ВОСТОКУ — УТОПИИ

Дальнего Востока нет как явления или пласта даже в большой российской политике. К сожалению или к счастью — не знаю даже.

Два свежайших примера. 123 шага — политическая программа Ксении Собчак, выдвинутой кандидатом сами знаете на каких выборах — не содержит ни слова об Азии. Хотя Россия является крупнейшим поставщиком нефти для Китая. (Ксения может этого не знать. Тогда как она собралась управлять сами знаете какой страной.) Зато программа оппозиционера содержит пункт 110: «Россия — европейская страна. Наши естественные партнеры и союзники — европейские державы, демократические и процветающие страны. В интересах России — сильный, а не слабый Европейский союз. Нам нужно предпринять максимум усилий для восстановления партнерских отношений с Европой, имея как долгосрочную цель подписание соглашения об ассоциации с ЕС».

Вот другой кандидат, выдвинутый КПРФ Павел Грудинин, рассуждает час с Владимиром Соловьевым о том, какая же у него идеологическая программа. Он хочет из страны сделать то ли улучшенный Китай, то ли улучшенную Скандинавию, но хотя бы улучшенный СССР, с трудом добивается ведущий. О Дальнем Востоке ни слова. Господи, да и кого он волнует вообще?

27 декабря президент Владимир Путин проводит Госсовет — по инвестициям в регионы. О Дальнем Востоке — о необходимости его дальнейшего развития — говорят — кто? Бессменный лидер КПРФ Геннадий Зюганов: «В последнее время усилия президента и правительства по развитию Дальнего Востока, космодрома, научного центра, проведения туда нашей трубы – это хороший задел. Но если мы в ближайшее время не утроим усилия на том направлении, то ситуация будет для нас осложняться». Почему товарищ Зюганов заговорил о Дальнем Востоке? Да просто губернатор Иркутской области Левченко — коммунист, съездил удачно в Китай, заключил там инвестконтракты.

И еще один человек выступил, лидер ЛДПР Владимир Жириновский — в своем стиле, с утопией: «По Дальнему Востоку есть успехи, но давайте хотя бы на уровне острова Сахалин введём полностью безналоговую экономику. Попробуем. Если пойдёт хорошо, тогда переведём весь Дальний Восток, а потом и Сибирь. Постепенно. Помните, это остров-утопия? На острове можно строить коммунизм, а в масштабах большой страны нельзя».

Друзья, Дальний Восток интересен политической элите не потому, что его нужно развивать. Ему дали какие-то преференции, и сейчас аналогичные преференции просто хотят другие. Или воспользоваться еще более широкими преференциями — ну а что, если Дальнему Востоку можно?

А высшее должностное лицо страны не готово двигаться дальше. Замечание Владимира Путина на эту тему на Госсовете однозначно: «Теперь по поводу того, о чём говорил, по-моему, губернатор Московской области, – создание зон, по сути, опережающего развития, территорий опережающего развития по всей стране. Ведь мы создавали эти ТОРы […] Но мы делали это для того, чтобы усилить инвестиционную привлекательность тех регионов, которые нам нужно развивать в первоочередном порядке (Дальний Восток прежде всего). Если мы вот эти льготные условия распространим на всю территорию страны, на всю экономику, то тогда где будут преимущества тех территорий, которым мы ходим уделить приоритетное внимание? Их просто не будет. […] Но вот Владимир Вольфович предложил освободить, скажем, Сахалин вообще от уплаты всяких налогов. […] Если их при этом ещё и освободить от выплаты налогов, то там, конечно, может наступить такой налоговый рай. Есть только опасность, что вся экономика Российской Федерации тут же перерегистрируется в этой налоговой зоне. Хотя такие идеи не лишены смысла, только нужно как следует, внимательно подумать над их реализацией».

Складывается вообще ощущение, что весь этот грандиозный «поворот на восток» — это пустота. И как любое пустое, это что-то явно не понято согражданами и большинством чиновников.

Никакие опросы ВЦИОМ это не выявят, потому что такие вопросы социологами не ставятся: плевать ли вам на Дальний Восток? А зря. Недавние декабрьские «Дни Дальнего Востока в Москве» — как идея, не как мероприятие — рельефно высветили эту проблему. Москвичи не знают, что такое Дальний Восток. Ему его решили показать. Увидев в палатках с едой на «Днях Дальнего Востока» бургеры из крабов, пельмени из кабана и шурпу из изюбря (это правда наша повседневная пища?), — москвичи Дальнего Востока так и не узнают.

ЗАКЛИНАТЕЛИ ИНВЕСТОРОВ

Из этого следует другой, более важный тезис. Электорату Дальний Восток — до лампочки. Там и электората-то нет. Следовательно, суровая правда такова: никто в Москве всерьез над тем, как бы поскорее ускоренно развить этот несчастный Дальний Восток, в высоких правительственных кабинетах не бьется. За исключением пары человек. Да и тех — обязали это делать. Их зовут Юрий Трутнев и Александр Галушка.

А что Трутнев и Галушка? Я за ними очень пристально, вы знаете, наблюдаю уже четвертый год. Слушайте, давайте будем откровенными: и Трутнев, и Галушка — врут. Но не в том смысле, что всех обманывают. Нет, они говорят абсолютную правду, но это только часть правды. Они не лгут. Скорее — заклинают. Как и любые высокопоставленные лица, впрочем.

Это магия такая, понимаете?

Вот они, например, говорят: «На Дальний Восток привлечено 1,1 трлн рублей инвестиций (после первого Восточного экономического форума), 2,2 трлн (после второго), 3,3 трлн (после третьего), 3,7 трлн (сейчас)». Я уже не раз прохаживался по этим триллионам. Конечно, задай уточняющий вопрос — о, да это всего лишь заявленные инвестиции, признаются они. «А всего к концу 2017 года построено 80 новых заводов на 119 млрд рублей», — продолжают. Начнешь спрашивать глубже: да какие 119, у вас половина крупных проектов были учтены на стадии, когда они почти заканчивались, туда деньги начали гораздо раньше закачивать — ну да, конечно, признают они, так и есть. Но зато наши усилия помогли эти уже начатые проекты сдвинуть с «мертвых точек», предоставленные налоговые преференции — значительно улучшили экономику проектов для инвесторов, и заводы построены и сданы. Спрашиваешь: а какие на деле экономические эффекты для инвесторов… Ну и так далее. Вы понимаете.

(Я оставлю за скобками то, что сама идея с территориями опережающего развития, свободными портами и иже с ними — она волшебная. Кратко она, как вы помните, сводится к тому, как, вкладывая в Дальний Восток минимум бюджетных средств, добиться максимум инвестиций. Знаменитый «мультипликатор 1 к 10» — это самый ее смысл. Но никакого кардинального улучшения социального и экономического самочувствия в целом дальневосточникам она не приносит. Как и право на «бесплатные гектары». Как и снижение средних тарифов на электроэнергию до среднего по стране уровня. Потому что только от этого зарплата не вырастает, а цены не снижаются. Хотя, казалось бы, субъектов малого и среднего предпринимательства, для которых все эти инициативы расставляются, как приманки — по официальной статистике 261 тыс. на Дальнем Востоке, а занятых в бизнесе — почти 665 тыс. человек, или больше одной десятой населения региона.)

Магию «опережения» и «ускорения» Дальнего Востока ни Юрию Трутневу, ни Александру Галушке никак нельзя потерять — для аудитории вовне. И горящие глаза, и уверенность в нужности и важности своей работы — иначе можно увольняться. Не думаю, что дома на кухне они, устало стряхивая привычную маску вместе с пиджаком, говорят родным и близким: «Знаешь, как я устал уже от этого Дальнего Востока, там же вообще ничерта не сдвинешь, угораздило же меня туда залезть…». Наверное, они, как и все нормальные люди, радуются своим маленьким победам.

Но это волшебство — оно такое. Специфическое. Его можно и нужно впрыскивать всей системе, которая работает под Юрием Трутневым и Александром Галушкой на «ускорение» и «опережение» Дальнего Востока: и всем этим «институтам развития», и параллельным ведомствам, — чтобы не мешали, а помогали. Но только возьмешь кого-нибудь из параллельного ведомства — да чихать они хотели на этот ваш Дальний Восток.

Вернусь, впрочем, к журналистике.

Дальше, после заявлений чиновников, должна быть магия слова, разбрасываемого на самую широкую аудиторию. А массовой читательской аудитории это все — неинтересно.

Какая еще экономика Дальнего Востока — это же территория про ЧП? Про курьезы. «В Хабаровском крае на пути из Николаевска-на-Амуре в Богородское потерялся рейсовый автобус, ГИБДД нашла его в снегах в 3 км от населенного пункта», — еще одна свежая новость. Экономика Дальнего Востока интересна нескольким сотням, максимум тысячам читателей. Которых мы с вами, коллеги, если записи из наших списков контактов сложим, можем поименно в столбик перечесть.

Даже купюры с Хабаровском на 5000 рублей и Владивостоком на 2000 рублей ничего особенного для имиджа и узнаваемости Дальнего Востока не сделали. Это только нас приятно согрело, потому что мы — здесь. А вы часто задумываетесь, какой город нарисован на купюре в 500 рублей? Наверное, нет. А смысл.

ДЕСАНТ В ПУХОВИКАХ

И все-таки. Лично я привык относиться к теме «ускорения» Дальнего Востока с долей иронии. Мне кажется, что только огромные государственные инвестиции в инфраструктуру и «социалку» способны быть тем, что заметит каждый. И без СМИ. Помните Виктора Ишаева, который нарисовал программу развития макрорегиона на 2 трлн рублей? Пока их нет — «точки роста» точками и останутся. И без Минвостокразвития инвестиции в Дальний Восток были — всегда. В 2011 году в ДФО ввалили триллион с лишним рублей в основной капитал (в ценах того, 2011 года). Мы на такой уровень еще даже не вышли.

Но наши дальневосточные «развиватели» из правительства выполняют важную социальную миссию. Они ходят и напоминают, что вообще есть такое — Дальний Восток. Только с точки зрения пропаганды и внедрения в массовое сознание эти усилия за три года плодов пока не принесли. Их скорее принес бы большой сериал про Дальний Восток, показанный на «Первом канале», а лучше на ТНТ. И ежемесячные визиты президента на Дальний Восток — принесли бы. Раз это такой приоритет. А то ведь смешно: объявив Комсомольск-на-Амуре «городом президентского внимания», господин Путин так в него с тех пор и не заглянул.

Тем временем Дальний Восток развивают, как могут.

Последнюю новость про «Корпорацию развития Дальнего Востока» знаете? Ребята разместили закупку на 21 пуховик. 15 мужских и 6 женских. На 800 с «хвостиком» тысяч рублей. Это называется «Поставка форменной одежды для сотрудников АО «КРДВ».

Я, признаться, увидев название закупки, опешил. Солдаты инвестиций сразу представились. Красавцы-гренадеры. Кители-фуражки, «марш-марш», «Ррррравнение на инвесторррра»… Ан нет. Пуховики должны быть просто черные или синие. И новые. Что в них форменного, я не уловил. Просто пуховики, вот фото из ТЗ:

Мерзнут москвичи развивать Дальний Восток, понимаете? А денег на то, чтобы купить личные пуховики, нет. Поэтому курточки привезут, если еще не привезли, на Краснопресненскую набережную, в башни «Москва-сити». Не на Дальний Восток, где бабушек сдувает с балконов во время перекура, а именно в столицу, где 0 градусов и слякоть. Видимо, чтобы им, столичным, было во что переодеться в самолете по пути на Дальний Восток.

С наступающим, друзья!

0 ГолосовГолосовать
Twitter