Лакомые ярды

Сегодня на EastRussia опубликована моя заметка об интересной ситуации, сложившейся вокруг реконструкции пассажирского терминала аэропорта Хабаровска: если в двух словах, за право инвестировать в проект как будто бы развернулась даже конкуренция (если верить Юрию Трутневу). То есть средства готов дать и «Фонд развития Дальнего Востока», и какой-то частный инвестор (какой — не уточняется, но в уме все держат, я думаю, обещания Sojitz), которого пригрозили найти в Минвостокразвития. Самое лакомое же в ситуации отнюдь не в борьбе, а в том, за что может идти борьба. Это правда интересно.

Итак, в чем соль модернизации аэропорта как инвестиционного проекта теперь, после приказа ФАС об установлении долгосрочных тарифов (а он был принят, как известно, в апреле 2017 года)?

Соль в том, что по волевому решению государства будущий инвестор в реконструкцию терминала хабаровского аэропорта волшебным образом получает примерно от 2,5 миллиарда рублей выручки плюсом на ближайшие (2019-2023) пять лет. Получает из воздуха, то есть буквально из ничего. Хотя — как из ничего. Из чьего-то кармана.

Вот подробный расчет, который я не стал приводить в заметке на EastRussia, чтобы не перегружать текст, но который не могу не привести здесь.

Исходя из предположения о том, что пассажиропоток аэропорта Хабаровска на внутренних авиалиниях хотя бы просто не будет падать (а он, по идее, должен расти), мы получаем вот такую «конфету».

В чем тут смысл, думаю, все понимают. У аэропорта, как и у любого другого бизнеса, есть несколько источников доходов. Часть из них регулируется государством в лице ФАС, часть — устанавливается произвольно. ФАС разрешила АО «Международный аэропорт Хабаровск» начиная с 2019 года существенно увеличить один тариф — средства, который взимаются с авиакомпаний за обслуживание пассажиров. На данный момент (с 1 февраля 2018 года) аэропорт берет 184,08 рубля с пассажира.

Прилетает, например, B777 из Москвы на 300 человек — будьте любезны, 55 тысяч — по одному сбору.
(Конечно, при этом авиакомпания еще уплатит сбор за взлет-посадку, за авиабезопасность, за стоянку и множество других — но они зависят или от массы судна, или не регулируются вообще).

С 2019 года аэропорт сможет брать по 379 рублей за пассажира. При кажущейся смешной разнице (всего-то прибавка на 195 рублей «с носа») при пассажиропотоке на внутренних линиях в 1,7 млн человек это даст 645 млн руб. выручки. По старому тарифу — дало бы 313 млн руб. И с учетом дальнейшего постепенного повышения тарифа до 480 руб. «с носа») дополнительная выручка за три года составит 2,27 млрд руб.

Про относительно мелкую прибавку в другом тарифе, сборе за пользование аэровокзалом, который также рассчитывается от количества пассажиров, я уже и не говорю: при сохранении пассажиропотока он даст плюс 168,3 млн руб. выручки за пять лет.

И это — при сохранении пассажиропотока на прежнем уровне. А так как теоретически новый терминал будет рассчитан на 3 млн человек в год вместо нынешних 2 млн человек, то пассажиропоток внутренних авиалиний и все прочие характеристики в пятилетнем разрезе можно, я думаю, смело скорректировать на коэффициент 1,3.

Разумеется, дополнительная выручка разводнится, пока станет чистой прибылью, которую можно пускать на инвестиционные цели, раза эдак в пять. Тем не менее, это уже неплохой источник, не так ли?

И небольшое дополнение.

Соседний аэропорт Владивостока с 01.01.2018 года, согласно закрепленным ФАС тарифам, взимает на внутренних рейсах за обслуживание взрослых (с 12 лет) пассажиров — 158 руб. с пассажира (в Хабаровске сейчас — 184 рубля, к 2023-му — 480 руб.). Сбор за предоставление аэровокзального комплекса составит 138,7 руб. с пассажира (в Хабаровске сейчас 115 руб., к 2023-му — 139 руб.).

Нехитрая математика, правда?