Мирмович. Палец. Адвокат

Андрей Эдуардович, тебе привет от «Ъ» из 1991 года. Кто не в курсе, «Ъ» в связи со своим 25-летием опубликовал на сайте самые неординарные заметки. Есть там и вот это.

Адвокату Кутейкину палец в рот не клади
Преступления
Адвокат отрубил себе палец, но выиграл процесс
11 декабря Хабаровский крайсуд отреагировал на беспрецедентный в истории российской юриспруденции аргумент — отрубление адвокатом Кутейкиным собственного пальца. И вынес решение в пользу кутейкинского подзащитного.
Александр Кутейкин, 54 года, работает сторожем, сочувствует КПСС, играет на гармони. В свободное от работы время учится на юриста (заочно, на отлично, на первом курсе). Ранее выступал защитником на восьми процессах, причем всегда даром: и денег не брал, и не выигрывал.
Свой аргумент Кутейкин применил 15 ноября при помощи топорика, когда гражданское дело его клиента Боровкова рассматривалось в Железнодорожном райсуде Хабаровска.

Суть дела в том, что Боровков дал доверенность на свои «Жигули» гражданину Ушкову. Поездив три года, Ушков к автомобилю привык и обратно не отдал. Суд — тоже. Адвокат Кутейкин отреагировал на приговор так. На глазах у суда и публики он достал из дипломата кухонный топорик и отрубил себе мизинец левой руки, применив в качестве плахи казенную столешницу. При этом, как отметили присутствовавшие на процессе наблюдатели, он даже не вскрикнул. Затем защитник хладнокровно помазал культю заранее припасенным йодом.

Некоторые очевидцы удивляются, что Кутейкин, будучи в очень расстроенных чувствах, применил топор против собственного пальца, а не, например, против судьи. Как объяснил Кутейкин корреспонденту Ъ, «причина тому — его доброта и любовь к людям.» Вместо жалости к раненому судья Светлана Черняева ответила на его аргумент весьма жестоким советом «отрубить себе что-нибудь другое» -особенно если случится выступать по делу об установлении отцовства.

Вслед за судьей поступок раненого не одобрил и прокурор Железнодорожного района Владимир Валашкин. В беседе с корреспондентом Ъ он сказал, что Кутейкин ненормальный и потому ему лучше из юриспруденции уйти.

Сам Кутейкин свой смелый поступок объяснил корреспонденту Ъ иначе — влиянием идей Гегеля: «Я нарочно совершил абсурдный поступок, чтобы довести ситуацию до абсурда и тем прояснить». Выбор именно левого мизинца, по словам защитника, объясняется тем, что без любого другого пальца не смог бы играть на гармони.

В беседе с корреспондентом Ъ раненый с удовлетворением отметил, что применение топора оказалось более эффективным, чем письменные обращения к президентам Бушу и Горбачеву: ни тот, ни другой подзащитным Кутейкина не помогли. Крайсуд же на отрубленный палец отреагировал быстро: отменил нижестоящее решение и вернул «Жигули» кутейкинскому подзащитному. Теперь адвокат держит мизинец в холодильнике — на память.

АНДРЕЙ Ъ-МИРМОВИЧ

advokat-kuteikin