Магазинов много не бывает

Начало ГК "Невада". С сайта компании Эником (https://enikom.ru/company/history/)

4 мая 2021 года случилось, друзья, то, что должно было случиться давно. Самый известный и крупный хабаровский ретейлер, группа компаний «Невада», «объединила свои бизнес-процессы», как объяснили нам журналисты РБК, с двумя друзьями-конкурентами: ГК «Слата» (Иркутск) и ГК «Красный Яр» (Красноярск). Бизнес «Невады», основным совладельцем которого является Юрий Егоров, давно сватали на объединение (читай — поглощение) с кем-нибудь из федеральных сетей. И он, похоже, не вывернется-таки. Что же происходит, а главное, произойдёт?

Вряд ли четвёрка предприимчивых жителей краевой столицы Юрий Егоров, Марина и Владислав Меркуловы и Сергей Булыгин, открывая летом 1994 года фирму-склад для оптовой торговли, товар из которого агенты развозили по магазинам на собственных авто, могли себе представить тогда, что их бизнес через 27 лет войдет в конгломерат с суммарной выручкой 120 млрд руб. (2020 год), управлять которым наймут «железную леди» — москвичку Ольгу Наумову, успевшую порулить и Череповецким сталепрокатным заводом «Северстали», и «Пятерочкой», и «Магнитом».

«Восточный альянс» сложится из 80 магазинов «Слата» и 244 «ХлебСоль» (ГК «Слата»), 65 «Красный Яр» и 133 «Батон» (ГК «Красный Яр»), 42 «Самбери», 56 «Раз Два» и 77 «Близкий» (ГК «Невада»). Уже из одного перечисления становится очевидно, что это какой-то прямо-таки монстр: почти 700 точек, 7 брендов, география — половина Сибири и Дальнего Востока. И хотя за привычные хабаровчанам бренды «Самбери» и «Раз Два» переживать, я думаю, пока не стоит, пусть в числе планов нового объединения под названием «Восточный альянс» (его представляет иркутское ООО «Восточные розничные сети») его топ-менеджер Ольга Наумова и упомянула «развитие собственной торговой марки», но возникает закономерный вопрос — зачем?

В уже процитированной мною публикации РБК перечисляется множество причин. Главная — «получение долгосрочного экономического эффекта для участников за счет комплексного решения общих задач». А для этого компании-владельцы «централизуют стратегию развития», «перестроят цепочку поставок» и «консолидируют значительную часть закупочного оборота сетей», и ещё много всякой тарабарщины. Но если перевести это на доступный язык, получается всё равно — слияние и поглощение, тот самый M&A.

Сейчас каждый, к примеру, магазин «Самбери» — это, как правило, отдельное юридическое лицо, которым владеют физлица-соучредители (в их число за прошедшие годы вошел нынешний гендиректор «ДВ Невада» Лев Волков, а Владислав Меркулов выбыл). Свои компании есть также для оптовых закупок, для перевозок, для алкоголя и так далее. Как всё это вообще умудряется слаженно работать, наверное, без бутылки не разберёшься, и без многочисленных налоговых проверок, я думаю, не обходится, но — работает, и это главное.

Однако времена меняются. Денег у государства не прибавляется, и нужно искать новые каналы для перекачки средств из свободного оборота в бюджет. «Долбить» будут всех — и простых граждан, и такие вот сочные бизнесы, состоящие из огромного количества юрлиц. Риски ведения деятельности «как в нулевые» повышаются кратно, и выход тут один.

Мой личный прогноз на ближайшие пару лет по судьбе «Восточного альянса» таков: 1) Все ключи отдают одной команде, которая отлаживает единую систему управления — от общей базы данных и IT-оболочек до одного окна по закупкам, за годик разберутся; 2) 700 юрлиц сливают параллельно в несколько; 3) Получившееся выводят на биржу, немного переупаковывают внешне (региональные бренды, не грустите: вам всем пририсуют какой-нибудь дорого-богато выглядящий завиток) и продают с хорошей наценкой, приговаривая: смотрите-ка, у нас тут все вбелую, вчистую и по самому высокому стандарту — сама госпожа Наумова настраивала.

А нынешние заклинания про «совместно оптимизируют расходы на развитие и будут делиться лучшими бизнес-практиками» — это чтобы никто заранее не испугался.