Манхеттен много раз. Или — опять о БУО

20 июня, как вы, наверное, уже где-то слышали, друзья, в Хабаровском крае прошло очередное совещание о судьбе Большого Уссурийского острова на Амуре — того самого, который «Один остров — две страны». Тему развития острова за последние пять лет не эксплуатировал только ленивый: неоднократно отметились на этом поле (а крайне перспективный Остров Дружбы пока, увы, так и представляет из себя чистое поле) и российский премьер Дмитрий Медведев, и его заместитель в правительстве, куратор Дальнего Востока Юрий Трутнев, и прочие чиновники, рангом помельче. И все — тщетно.

А так как дать импульс теме БУО — в компетенции именно и исключительно федерального центра, о многочисленных хабаровских губернаторах, горячо любящих тему Большого Уссурийского, я даже не упоминаю. Хотя нет, извините. Все же упомяну. Совещание, на котором опять заговорили о Большом Уссурийском, проводил губернатор Сергей Фургал.

Ну и хватит о персонах — поговорим об этой многострадальной земле.

В Большом Уссурийском ведь что хорошо. Он — лежит. В метафорическом смысле это означает, что ничего на нем не развивается: построили в 2013 году, как вы помните, мост с российской стороны, построили туристические объекты и мост с китайской, и — всё. Из-за речки на китайскую часть острова в год уже приезжает порядка 900 тысяч туристов (данные главы краевого управления по туризму Виталия Селюкова), с нашей стороны — заглядывают иногда отдельные граждане на пикники. А так как остров устоял даже при масштабном наводнении 2013 года, то ничего с ним в обозримом будущем плохого случиться уже не может. Чем чиновники всех рангов и пользуются. Подумаешь, что не развивается. И что? Так ведь лежит же. Не мешает.

С практической точки зрения прямо у Хабаровска, имеющего дурную славу одного из самых дорогих по недвижимости городов России, лежит несколько сотен (или тысяч даже, Китай и Россия в 2008 году поделили территорию в пропорции 160 кв. км. на 170 кв. км) участков под потенциальную застройку. Хоть торговые центры там городи, хоть ипподромы, хоть жилые кварталы — миленький может вырасти пригород. Да еще и на самой-самой границе, как вы помните, с Китаем.

Мечта эта будоражит умы российских чиновников беспрерывно, и все эти волшебные слова: «транзитный потенциал», «огромный по емкости рынок», «трансграничное сотрудничество», — варятся в совещательных котелках, превращаясь в обильную пену ожиданий миллиардных инвестиций (и это не в рублях, разумеется, миллиарды), надежд на поступления в бюджеты всех уровней, на счастье электората и на ордена в лацканах — за развитие родной страны. Почувствуйте себя чиновником приграничного субъекта Российской Федерации на границе с Китаем, как говорится.

Впрочем, вернемся к фактам.

К очередному Восточному экономическому форуму всем массивом чиновников из системы Минвостокразвития готовится для доклада президенту Владимиру Путину Национальная программа развития Дальнего Востока до 2025 года. Подразумевается, что этому документу предстоит определить, какие же «точки развития» на Дальнем Востоке будут финансироваться в ближайшие годы за счет средств федерального бюджета. И вы не удивитесь, друзья, если я скажу, что БУО вошел в их число. То есть попал в проект национальной программы, о чем на совещании и доложил глава профильного департамента Минвостокразвития Григорий Смоляк.

«На первом этапе предусматривается утверждение мастер-плана развития территории, строительство грузопассажирского пункта пропуска [сейчас с китайской стороной согласовано решение о строительстве всего лишь пассажирского ПП.], инфраструктурное обустройство территории, создание многофункционального культурно-делового центра, создание сафари-парка в границах существующей дамбы обвалования, — рассказал Григорий Смоляк. — На втором этапе — строительство грузового направления ПП с трансграничной автодорогой, обеспечивающей транзит грузов в-из КНР. Учитывая необходимость комплексного подхода в развитию БУО, по согласованию с Минвостокразвития «Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта» заключило договор с ООО «Эрнст энд Янг» на выполнение работ по созданию комплексного плана по развитию трансграничной зоны».

E&Y проанализирует грузовую базу на границе, «что поспособствует принятию решения о переклассификации пункта пропуска с пассажирского на грузопассажирский». Кроме того, будет создана информационная база для привлечения инвесторов в строительство инфраструктуры на БУО, рассказал Григорий Смоляк.

Срок завершения работ E&Y — 1 августа 2019 года, после чего плоды творчества консалтеров будут вынесены на суд межправкомиссии России и Китая, добавил представитель ведомства. А глава офиса E&Y на Дальнем Востоке Алексей Ерохин уточнил, что китайская сторона «идет параллельно» российской, так что к 1 августа будет создана концепция развития БУО, которая удовлетворяет оба государства.

Господин Ерохин далее объяснил, что на первом этапе предполагается создание на острове «небольшой по сравнению с его масштабами» трансграничной зоны. Там будут расположены «финансовый центр, центр международного сотрудничества, торгово-выставочный комплекс, международный бизнес-инкубатор, зона беспошлинной торговли» и кое-что из культуры. По описанию пока похоже совместную «барахолку», если вы помните этот чудесный формат торговли китайскими товарами на граничащей с Россией территории и китайскими же товарами — на китайской.

«Вторая фаза предполагает развитие комплекса вспомогательных объектов на острове», продолжил Алексей Ерохин перечислением целого веера планируемых объектов туризма, рекреации, охраны природы, спорта и медицины, включая конно-спортивный центр, сафари-парк, аквариум с рыбами, русский культурно-развлекательный центр, центры диагностики, медицины и реабилитации, и даже круглогодичный горнолыжный комплекс.

В «фазе один» (2019-2022 годы), как это видит E&Y, частные инвестиции в БУО могут составить 6,2 млрд руб., в «фазе два» (2019-2023 годы) — еще около 17 млрд руб. Государство должно быть готово потратить на инфраструктуру (автодорога, сети и т.п.) чуть более 11 млрд руб.

Что это означает в переводе с чиновничьего на общегражданский.

У государства денег на развитие острова нет. Названные Алексеем Ерохиным суммы — очень скромные суммы: «Восточный обход» вокруг Хабаровска, который этим летом начинают закатывать в асфальт и хотят сдать к октябрю 2020 года, стоит, напомню, порядка 40 млрд руб., которые выделяют совместно Росавтодор, регион и частный консорциум. И это всего лишь 27 км платной автотрассы с развязками.

А теперь внимание, вопрос. Какая по счету концепция развития БУО разрабатывается, и участвовал ли ранее в подобный работах E&Y?

Ответить на первый вопрос я уже и не могу: 9-я? 10-я? Что же касается E&Y, то тут все довольно просто.

Октябрь 2011 года. Дальневосточный выпуск «Ъ». Заметка «Остров запаздывающей мечты» (Дмитрий Щербаков — в соавторах, что уж таить): «В минувший вторник на одном из круглых столов пятого Дальневосточного международного экономического форума (ДМЭФ) прошла дискуссия о будущем Большого Уссурийского острова на Амуре. Концепцию развития острова, половиной которого с 2008 года распоряжается Китай, а половиной — Россия, готовит по заказу властей [ныне расформированного Минрегиона] подразделение британской компании Ernst & Young — «Эрнст энд Янг (СНГ) Б.В.».

Большой Уссурийский, подчеркнули представители Ernst & Young, почти в три раза больше Манхеттена, но весь вопрос в том, «насколько нужно здесь строить новый Манхеттен». Для оценки участникам круглого стола были предложены варианты освоения острова: он может стать транспортным узлом, инновационным парком, центром торговли, развлечений, туризма или даже новой игровой зоной.

Итак, E&Y «сидит» на теме БУО (да и вообще трансграничный проектов на стыке туризма и транспорта на Дальнем Востоке, посмотрите, например, свежий обзор консалтеров по тенденциям в ДВ-туризме) довольно-таки давно.

С одной стороны, это радует: ребята разбираются в теме. С другой, огорчает: рекомендации этих, безусловно, профессионалов все равно идут «в стол». С третьей стороны, компания добросовестно отрабатывает госконтракт, а очередное ведомство получает очередную информацию о том, как очешуительно перспективен Большой Уссурийский, и все рады.

Не знаю, сколько именно АНО АПИ платит E&Y по этому контракту. Но за ТЭО строительства моста Туманган-Хасан, к примеру, компания была готова отдать 25 млн руб., а за инвентаризацию лесных ресурсов в Хабаровском крае для оценки степени реальности появления здесь ЦБК, — 22,2 млн руб. Думаю, объем работ по созданию предТЭО развития трансграничной зоны сотрудничества на БУО оценивается в суммы подобного порядка.

Вот бы с чиновников взыскивали миллионы, потраченные на исследования, результаты которых никуда не пошли.

На Большом Уссурийском бы уже бегали лошади по ипподромам, а русские и китайцы — братались бы в тени аквапарков и таун-хаусов под беспошлинное пивко.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*