Забыть о губернаторе Фургале

Источник изображения: https://sledcom.ru/news/item/1480521

Губернатор Хабаровского края Сергей Фургал в эти минуты летит в Москву. Казалось бы, что тут такого? Но сегодня его полет поднял «на уши» весь богоспасаемый край.

Высшее должностное лицо региона упаковано в наручники возле черного Lexus руками нескольких бойцов в камуфляже цвета хаки, масках и перчатках. Впервые за всю свою жизнь садиться на рейс Сергей Фургал поехал не сам. Вы, конечно, уже смотрели это видео, в котором только одна загадка: почему без звука. Видимо, «народный» губернатор, как по праву прозвали господина Фургала после его оглушительной и внезапной победы на выборах в 2018 году, как и всегда, сказанул что-то не то.

За тем, как избирался Сергей Фургал, все мы, хабаровские журналисты, следили, затаив дыхание (вот заметки об этом — здесь и здесь): такого шоу в Хабаровском крае еще не бывало. За тем, как его снимают с этой должности, уверен, будет следить уже вся страна, и вот почему.

Фабула дела, по подозрению в причастности к которому задержан Сергей Фургал, давно известна, и, учитывая высокую степень информационного накала вокруг его фигуры, пережевана в СМИ и ТГ-каналах не раз и не два. Я и сам, чего уж тут, внес свои пять копеек, некоторое время назад подробно разобрав эту мутную историю из «нулевых» (вот ссылка).

Бизнес-становление Сергея Фургала происходило в непростые времена. Да, тогда людей, и людей не последних по меркам Хабаровска, убивали из-за конфликтов на почве немалых денег. И нет, организаторов этих преступлений тогда не осудили (хотя мне рассказывали разные люди, уже после того, как я опубликовал тот пост, что следователи ГУ МВД по ДФО их тогда нашли, но им «дали по рукам»).

А теперь Следственный комитет в своем сообщении, опубликованном в 1:45 по московскому времени, утверждает: «С учётом собранных доказательств, следователями Следственного комитета совместно с сотрудниками ФСБ России задержан губернатор Хабаровского края Сергей Фургал, который, по данным следствия, является организатором покушения на убийство и убийства ряда предпринимателей, то есть ему инкриминируется совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33 и п.п. «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105; ч. 3 ст. 33, п.п. «а», «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ.»

В России не так-то часто запаковывают в браслеты губернаторов. И вы отлично знаете, почему.

Почему кейс Фургала — это не кейс, к примеру, сахалинца Хорошавина? К Александру Хорошавину, губернатору Сахалинской области, как вы помните, пришли на рабочее место — в здание областного правительства, 4 марта 2015 года. Следствие и медиа затем сделали все, чтобы к экс-губернатору приклеилась репутация махрового коррупционера. Таких губернаторов ни в Кремле, ни в народе не любят. Но таких чиновников, сдается мне, в этой стране хоть пруд пруди. И о них не горюют: подумаешь, еще один погорел. А что Фургал?

Феномен Сергея Фургала заключается в том, что он первым на Дальнем Востоке (а, возможно, и в стране) смог, ничего так по сути и не поменяв (что и невозможно), создать у электората ощущение глубокой новизны. Образ, если хотите, «нового» политика — не просто человека не из партии «Единая Россия», а вообще другого. Господин Фургал смог показать стиль политики нового формата: через личное общение, через Instagram, через Telegram. И самое невероятное в его кейсе, самое парадоксальное и опасное, что (тут можете закидать меня помидорами, но это мое твердое мнение) ничего в регионе кардинально не поменялось — да и не могло, — и не может поменяться в ближайшем будущем, никаких прорывов не случилось, никаких громких проектов не сделано. Но!

Несмотря на то, что система в целом не поломалась, и в общем и целом всех, кажется, все устраивало, победа Сергея Фургала была аномалией. Его рейтинг был выше всех остальных рейтингов в Хабаровском крае, и так бывает: бывают популярные мэры, популярные губернаторы, настоящие «народные» политики. Однако c этим рейтингом ничего нельзя было бы поделать в ближайшие годы, как сделали это, говорят умные люди, аналитики выборов, скажем, с голосованием за поправки в Конституцию 1 июля, — где-то подрисовав, где-то поднажав. А Сергей Фургал и его команда ничего с голосованием по Конституции не делали. Вот просто ничего, — и оно шло, как шло.

Эта ненормальная ситуация могла быть разрешена только экстренными методами. Тем более, что Сергей Иванович и его ближайшее «металлоломное» окружение (можете закидать меня чем-то потяжелее, чем помидоры, но это тоже мое мнение) самим своим прошлым давали «железные» поводы в нем покопаться. Вот и покопались.

Удары судьбы, обрушивавшиеся один за другим на Сергея Фургала в последнее время, не могут вызвать ничего, кроме сочувствия. У него появилось губернаторство, — но не появилось нужной для этого команды. Появился завод «Амурсталь», — но как появился, так и пропал. Пандемия коронавируса забрала у него брата, Вячеслава Фургала, славного человека, который помнил еще времена, когда ЛДПР была партией на задворках краевой думы, никому, по сути, и не нужной, и не интересной, кроме 15-20% вечно недовольного электората и горстки журналистов, пишущих на политические темы. Такой взлет, такой масштаб, такая популярность, — и все, увы, напрасно.

Можете сейчас смеяться, но несколько десятков журналистов, и я в том числе, хорошо рассмотрели лицо Сергея Фургала в ночь его исторической победы в 2018-м. Он тогда давал мини-брифинг в крохотной комнатушке своего штаба, куда набилась куча народа. Ни тогда, ни сейчас я не назвал бы это лицом счастливого человека. Он уже тогда все прекрасно понимал: губернаторство, доставшееся таким путем, против воли системы, ни счастья, ни достатка уж точно не принесет. А скорее принесет проблемы, поскольку всю твою жизнь положили под огромную лупу.

К делу Сергея Фургала в ближайшие месяцы (а Басманный суд явно арестует его минимум на два месяца после предъявления обвинений, и, учитывая их тяжесть, не даст коротать эти месяцы нигде, кроме СИЗО) будут усиленно клеить ярлык политического. Безусловно, оно таким и является априори, — в силу того, как и почему Сергей Фургал победил в 2018-м. Но, как ни печально это констатировать, дело Сергея Фургала также является и сугубо криминальным. И ровно это же скажет, как он всегда это говорит, президент, назначая врио губернатора: «Органы — разберутся».

Сейчас, конечно, все социальные сети взорвутся петициями, а фракции ЛДПР в различных представительных органах власти, — громкими заявлениями. Но, как показывает правоприменительная практика, сама суть правоохранительной системы, Сергей Фургал — не Иван Голунов, и «Я-мы» в его случае — это не работающая история. Нельзя сделать мученика из человека, за которого не будет впрягаться вся федеральная система медиа. А за Сергея Фургала — не будет.

Я думаю, с Сергеем Фургалом сейчас можно было бы сделать блестящее интервью, которое потом разберут на цитаты. Но о губернаторе Фургале, кажется, можно уже забыть. И система, которая была неприятно удивлена победой Сергея Фургала, сейчас сделает все, чтобы вычеркнуть эти почти два года из истории как Хабаровского края, так и страны.

Похоже, нас ждут новые времена, — еще интереснее старых.