Где-где. В Вологде?

Приятно, наверное, когда ты кого-то на что-то вдохновляешь. Вот и вице-премьеру Юрию Трутневу, видимо, предстоит вскоре испытать интересное чувство. 1 апреля 2019 года вступает в силу закон Вологодской области от 28.12.2018 года «Об особенностях предоставления земельных участков из фонда перераспределения земель сельскохозяйственного назначения на территории Вологодской области». Так длинно называется документ, оформивший инициативу вологодского губернатора, вдохновленного одной небезызвестной на Дальнем Востоке федеральной программой. Назвали инициативу без лишних изысков — «вологодский гектар».

И как же тут не ёкнуть сердцу.

Постойте-постойте, это что же, — конкурент?

На сайте проекта «Вологодский гектар» объясняется: «Принципиальным отличием данного закона от всех предыдущих является то, что земельные участки площадью от 1 до 100 га будут предоставляться гражданам и юридическим лицам Российской Федерации в собственность на безвозмездной основе. Проект «Вологодский гектар» стартует на территории трех «пилотных» районов: Вожегодского, Вашкинского и Никольского. Данные районы были выбраны с учетом максимального приближения к дорогам муниципального, регионального, федерального значения, объектам инфраструктуры, с перспективой вовлечения в проект и других районов Вологодской области».

На Вологодчине, справедливости ради, придумали раздавать свой «гектар» не первыми среди российских регионов. В соседней Костромской области, например, можно получить, если ты фермер, до 700 га. Но первыми в стране в регионе хотят давать землю в собственность навсегда и без особых условий (а не как в Костроме — на первые шесть лет бесплатно, а затем — в аренду). Получатели «дальневосточных гектаров», напомню, могут оформить их в собственность или в аренду по истечении 5-летнего переходного периода, в течение которого должны начать освоение земли (и подтвердить это освоение через 3 года).

Размещенная на портале «вологодского гектара» карта дает понять, где же власти региона предлагают земли (и что является настоящим принципиальным отличием «вологодского гектара» от «дальневосточного гектара»). Земли не под самой Вологдой, что уж скрывать. Но все же относительно близко от областного центра. Около озера Белое (Вашкинский район), озера Воже (Вожегодский район), и чуть подальше, на границе с Костромской областью (Никольский район):

До Вологды, чтобы вы понимали, 450 км по автодороге от Москвы и 700 км от Питера, что, как подсказывает умный Google, соответственно, 7-9 часов пути на автомобиле (или 11 часов на электричке — если от Питера на общественном транспорте).

Соответственно, до «вологодского гектара» его получателю добираться от столиц как минимум световой день: ведь нужно еще от административного центра области доехать до «гектарных» районов. Целый день пути от Москвы. Или — всего-то день?

«Дальневосточный гектар», давайте прямо скажем, несмотря на колоссальные усилия властей, не выстрелил. Сейчас с сайта федеральной информационной системы «Дальневосточный гектар» убрали счетчик количества поданных заявок, и информируют только о количестве граждан, уже получивших земельные участки. Таких чуть менее 67 тыс. человек. От 150-миллионного населения России — это нечто, измеряемое в сотых долях процента. А сколько «гектаров» на Дальнем Востоке реально осваивается, даже представить страшно. Не исключено, что тотальная честная ревизия покажет, что счет идет всего-то на тысячи.

«Вологодскому гектару» пытаются помешать оглушительно провалиться всеми силами.

Во-первых, это, как уже понятно из цитаты выше, не максимум гектар, а минимум гектар. Максимальный размер земельного участка, предоставляемого по программе — 100 Га. Вот как это определяет закон:

Во-вторых, земля без всяких переходных 3-5 летних периодов, проверок освоения и так далее предоставляется сразу в собственность. Правда, и гектар земель сельхозназначения в Вологодской области, судя по открытым данным, стоит не очень дорого — около 4 тыс. руб. за Га. Тем не менее, если участок на 10 Га потянет на 40-50 тыс. руб., получить его бесплатно или купить — уже есть разница.

В-третьих, участки заранее подготовлены. Это важно: нарезать надел в глухом болоте — уже не получится.

В-четвертых, буквально накануне вологодские депутаты, цитирую vologdaregion.ru, поддержали законодательную инициативу губернатора по увеличению пособия для переезжающих в Вологодскую область на «гектар» с 5 до 10 прожиточных минимумов на члена семьи. Как гордо отчитался перед депутатами заместитель губернатора Эдуарда Зайнака, «выплата составляет примерно 110 тысяч рублей». Не знаю, деньги ли это по меркам сельской местности Вологодской области. Не исключено, что деньги.

Конечно, далеко не факт, что «вологодскому гектару» повезет больше, чем его «дальневосточному» собрату. Скорее всего, он тоже провалится, иначе эти пустующие земли давно бы разобрали и без стимулирующих доплат.

Впрочем, все вышесказанное — лишь иллюстрация к другой мысли, которая посещает многих дальневосточников уже не первый год.

Эксклюзивность опережающего развития Дальнего Востока, ради которой в 2012 году создали целое министерство, а в 2013-2014-х — еще и кучу «институтов развития» в придачу (в них суммарно трудится под 1000 человек), чем дальше, тем больше размазывается. Особость Дальнего Востока, о которой в 2013 году так смело заявил Владимир Путин, бледнеет. А если это так, как сюда тогда привлекать население и бизнес? Чем заманивать, как мотивировать ехать так далеко, жить и работать так непросто, в окружении более дорогих товаров, более высоких себестоимостей? Ответ на этот вопрос — проще, чем может показаться.

Дальний Восток уже пережил период, когда только в его границах можно было создавать территории опережающего развития (ТОР) с уникальными условиями для инвесторов. Ни к какому взрыву инвестиций это не привело. А знаете, сколько резидентов-инвесторов уже набрали ТОР, которые разрешено создавать в моногородах по всей стране (и которые курирует не Минвостокразвития, а Минэкономики)? Их уже, по данным реестра на 19 марта 2019 года, более 300. И вот на Красноярском экономическом форуме несколько дней назад глава Хакасии Валентин Коновалов объявляет: статус ТОР хотят дать Черногорску, второму по величине городу республики, центру угольной промышленности. Таким образом, процесс запущен, и он активно идет.

Теперь вот плодятся различные «гектары» — продвинутые кальки с «дальневосточного гектара». И по всей стране постепенно приходят к таким же, а то и более выгодным мерам поддержки инвесторов и граждан, желающих работать на своей земле, что и на Дальнем Востоке.

Нет, это не плохо. Но неравные стартовые условия — сохраняются. Бизнесмену федерального уровня более комфортно вложить средства в Калугу или Казань, а населению центральной России — обрабатывать «гектар» в Вологде, а не под Владивостоком. Это, конечно, неизбежно: никто не хочет жить плохо, все стремятся изобрести или ввести нечто, что поможет жить лучше. Но Дальний Восток перестает быть хотя бы по декларациям «опережающим», превращаясь в такой же регион, как и все остальные.

Кажется, министерство по развитию Дальнего Востока, недавно получившее в перечень своих полномочий еще и огромную Арктику, пора уже как-то трансформировать.

Вопрос только, поможет ли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *