Инвестора не стоит обижать

В минувший четверг на выездном заседании совета по предпринимательству в Комсомольске-на-Амуре произошел интересный диалог между обиженным инвестором и одним из институтов развития. К нему, разумеется, подключился хабаровский губернатор Вячеслав Шпорт, которому уже успели подпортить настроение на площадке одного из объектов долгосрочного плана развития Комсомольска-на-Амуре, а затем и в местном МФЦ. Поэтому глава региона в выражениях не стеснялся. Итак, что бывает, когда обижают инвестора.

Слово берет Александр Давыдов, ООО «Зодчий» (предприниматель запустил производство деревянных детских конструкторов «Городище» на 127, 172, 317 деталей): Я много сейчас услышал о том, как хорошо оказывается помощь. Но Вячеслав Иванович (Шпорт) удивлялся, почему для Комсомольска – мало. Расскажу очень кратко, хотя история была длинная, как я обратился к вам (в Фонд поддержки предпринимательства Хабаровского края, чей гендиректор Наталия Турманкина только что сделала доклад) за помощью.

Программа займа до 700 тысяч, 9% годовых. Подаю документы, не говорю уже о том, что этот пакет довольно внушительный. Нужен залог стоимостью в два раза выше, чем сумма займа. Прошу 700 тысяч, в залог предоставляю квартиру рыночной стоимостью 1,5 млн руб. Мало. Нужны поручители. Нахожу поручителей с официальной хорошей зарплатой. Предоставьте еще. Предоставьте еще.

После третьего запроса от вас по предоставлению какой-то дополнительной информации – товарный запас, производственные мощности и так далее – у меня жена говорит: бросай! Это тебе отказ. Я говорю: да не может быть. Ведь стоит задача на уровне правительства, я очень часто слышу: надо развивать малый бизнес. В результате я действительно получаю отказ. Ваша продукция, мол, не будет востребована на рынке. Понятно, но… странно. Пишу обращение губернатору, оно, естественно, переадресуется на министра экономического развития Калашникова. Думаю: наконец-то, мой вопрос попал, где его услышат. Но – вопрос был также переадресован тем, кто мне отказал, судя по исполнителю, я получаю тот же самый ответ. Предоставьте кучу договоров поставки с торговыми сетями – «Самбери», «Бубльгум».

Я обращаюсь в «Бубльгум»: ребят, давайте договор заключим. Они говорят: у тебя продукт есть? Я говорю: он будет. Они: слушай, ты откуда взялся, родной? Мы тут монстры на рынке, а ты – предоставьте договора? Зачем нам это надо? Будет продукт, приходи, мы тебе поможем. Вот моя краткая история. В отличие от того же комсомольского (фонда поддержки предпринимательства), поклон Светлане Владимировне (управляющий фондом Светлана Галуза), которая действительно отказывает содействие. То есть администрация Комсомольска и в выставке участие компенсировала, и грант получен на 200 тысяч, это реальная помощь. А в Хабаровск, извините, у меня даже больше желания обращаться нет. А вы говорите: как увеличить?

Наталия Турманкина: Александр, вы готовы, чтобы я публично вам ответила?

— Конечно.

— По каждому отказу у нас есть подробная информация. Конкретно по вашей заявке, ваш залог, квартира, в которой прописаны ваша супруга и иждивенцы-дети…

— Оп. Стоп! Секунду. Ни одного прописанного. Квартира – без обязательств! Магистральная, 29, дробь 4, 27. Пожалуйста, проверьте прямо сейчас. Она – чистая!

— К сожалению, прямо сейчас проверить не могу. Но я говорю по материалам дела, которое у нас есть. Мы можем с вами отдельно переговорить, чтобы не занимать слушателей этой встречи. Хорошо?

— Хорошо. Только смысл? Отказ я получил. Какой мне смысл с вами продолжать работать?

(Голос из зала): Зачем тогда встали?

— А рассказать другим, почему. Вот Вячеслав Иванович удивляется, почему Комсомольск берет мало кредитов. А вы уже отказали, спасибо. В квартире – никого прописанных. Я Вячеславу Ивановичу могу лично документы перекинуть, чтобы он убедился. Что в этой квартире никогда с момента покупки этой квартиры никого не было прописано!

Вячеслав Шпорт: Давайте сделаем так. У нас же рабочее совещание. Я поручение Минэкономики прямо сегодня даю, три дня, разберитесь, и мы публично вам отчитаемся, кто искажает информацию, и какие приняты меры.

Александр Давыдов: Спасибо!

— Тогда давайте это дело посмотрим, и всю правду распечатаем, как дело происходило. Это раз. Второе, что вам хочу сказать. Красиво рассказывать не каждый умеет, конечно. Тоже надо научиться. Но делать – это сложнее. Мы для того, чтобы делать, в крае работаем. Это, понимаете, как инвестор один раз пришел, к нам в Хабаровский край – инвестор по производству автомобилей. «Соллерс», который сейчас во Владивостоке. Его тут как пустили по кругу! Он собрался, уехал во Владивосток. И сегодня там завод делает японские, корейские автомобили разные, я его лично знаю. И когда я его спрашивал – ты чего там делаешь? – он сказал: а я сначала к вам приехал.

Ему не надо ваших объяснений! Он обиделся, и правильно сделал, у нас все имеют право обижаться, потому что у всех есть нервы. Если вы думаете, что вы будете посылать всех в космос, а они будут потом приходить к вам с доказательной базой, вы ошибаетесь. Он обиделся и больше не придет. И мало того, что не придет – он больше не будет отзываться о вас хорошо. И о нас. Это на будущее для всех! И что значит – «Мы не будем трать время об этом говорить»? Мы будем тратить время. Мы для этого сюда и приехали! Для этого заседание совета. И это очень плохой пример. Даже если там кто-то прописан в квартире, все равно – плохой. Но мы разберемся обязательно.

Понимаете, мы сегодня говорим всем инвесторам, вот сейчас форум будет во Владивостоке, я там буду выступать, встречаться, и буду рассказывать, как хорошо в Хабаровском крае. Как бизнес защищен, как его все ждут. Одно ваше действие – и сюда никто никогда не приедет! Но вы – главная. Как в том фильме, да? Вы видели фильм «День выборов?». Посмотрите первую часть!

Вы давайте в этом плане пересматривайте свою работу. Красивые цифры, статистика – это, конечно, хорошая вещь. Но мы для того создали совет, 18 комитетов работает, при каждом министерстве, мы сегодня такую машину создали общественную! Но в ней работать надо правильно. До каждого довести. Политика президента – на поддержку предпринимательства. Чтобы комфортно было работать, не отдыхать же – на Канары никто не предлагает поездки финансировать. В общем, плохо. Я с ним согласен…

Наталия Турманкина: Вячеслав Иванович…

— Не надо. За меня говорить не надо.

— Хорошо. (Далее в ответ на вопрос из зала рассказывает, что решение о кредите принимается экспертами кредитного совета, в том числе предпринимателями, и они отсекают рискованные проекты).

Вячеслав Шпорт: Знаете что. Мы ведь тоже рискуем, когда платим вам зарплату. А вдруг вы не оказали той услуги предпринимателю, на которую правительство края рассчитывало, выделяя деньги на создание вашей организации? Но вы смело и все ваши сотрудники каждый месяц получаете зарплаты, и рука у вас не дрожит. А у нас риск! Это тоже риск, когда мы вас создавали. А вдруг толку с нее нет, с этой организации, а мы ее создали! Мы рискуем, отвлекаем налоги, чтобы вы решали эти вопросы от имени правительства. А вы тут сказки рассказываете. Второй уровень, да хоть десять уровней! Кто возглавляет этот второй уровень? Есть кто?

— Кредитный совет возглавляет Иван Загорский (замглавы минэкономики края).

— Где Загорский? А? (Подсказывают: в отпуске). А чо он в отпуске, когда мы совещание проводим? Не, ну я серьезно. Я почему не в отпуске, хотя тоже имею право ходить? Я не в отпуске, потому что плохо работает этот наш инструмент. Я не в отпуске, а он в отпуске — который отвечает за это дело! Ну давай, ты отвечай. (Отвечают.). Мы это все знаем. Надо тогда закрыть все фонды и пусть в банках кредиты берут. Надо включить туда представителя комсомольского сообщества, это правильно. А читать лекции тут не надо. Бюрократы! А после этого мы ждем повышения рейтинга нашего инвестиционного. Да я бы первый все «колы» поставил, если б меня спросили. Какое отношение, такое и анти-отношение. И вы считаете, что вы права вот сейчас?

— Конечно.

— Поэтому я предлагаю посмотреть кадровые вопросы в этом заведении. Если руководитель меня не понимает даже здесь, надо другого руководителя. Присаживайтесь.

Занавес.

1 ГолосовГолосовать
Twitter