Мысли о бренде

gruppa-brend Продолжение моей стенограммы (с сокращениями) заседания рабочей группы по позиционированию Хабаровского края (начало и список действующих лиц — здесь). Зачем я все это, подразумеваю выкладывание стенограммы, делаю? Во-первых, для тех, кто был приглашен, но приехать не смог (или опоздал). Во-вторых, для тех, кто занимался этим раньше или вообще интересуется темой брендирования. В-третьих, для тех, кто хочет этим заняться сейчас.

Вячеслав Кушнарев:
Пожалуйста, Олеся, «Нотамедиа» — наши друзья и партнеры.

Петр Шепин:
Краткая справка: «Нотамедиа» является партнером в части информполитики у правительства Москвы и Московской области, один из примеров брендинга территорий — Ненецкий автономный округ.

Олеся Кучерявцева:
Я из той категории людей, что первый раз в Хабаровске, надеюсь, не в последний. Приехала со всем познакомиться, оценить своими глазами масштаб бедствий, понять, что мы сможем сделать, послушать про целевые аудитории, чтобы на основании этого предложить некую стратегию развития бренда и информационную стратегию на ближайшее время. С удовольствием выслушаю коллег, жителей, потому что действительно знаю крайне и крайне мало. А Хабаровск ассоциируется у меня только с пятитысячной купюрой… (Все смеются) Естественно, есть понимание, что близко Китай. Но сказать что-то большее не могу.

Вячеслав Кушнарев:
Позиционирование, продвижение — вопрос серьезный. Встает несколько вопросов, во-первых, целевые группы, во-вторых, какого результата мы ждем. Как минимум это, как было обозначено уже, Россия, а в этой связи направление может быть как въездного туризма регионального уровня, а если привлечение с севера — еще одно направление. Позиционирование в странах АТР — это совсем другое направление. Возникает много вопросов, и нужно отметить, что определенный опыт позиционирования в Хабаровске есть. Ему разные оценки дают, как пример приводят разработку и утверждение туристического логотипа Хабаровска. Есть мнение, что привлечение творческих людей в его разработке — это был плюс, в то же время, отмечают, что никто не спросил у тех же иностранцев, насколько логотип приемлем и понятен для тех, на кого он направлен. Люди в ответ говорят, что мы подошли с научной точки зрения: тут тигр, горы, волны Амура… Никто не говорит, что это плохо. Но вопросы возникают: кто этим занимается, и есть ли обратная связь от тех групп, на кого это работает.
Хочу представить Меркулову Ольгу, представителя агентства, которое имеет большой опыт работы с регионами, в том числе с их позиционированием.

Ольга Меркулова:
Мы достаточно новое СМИ, нам два года. Мы работаем под брендом East Russia, освещая работу девяти субъектов Дальнего Востока и трех Байкальского региона. До того, как запустить ИА, мы работали на Дальнем Востоке более семи лет. Если кто-то видел журнал «Россия в АТР», часть нашей команды как раз его и делала, часть присоединилась после. Кроме того, у нас в еженедельном режиме выходит информационно-аналитический бюллетень. (Далее презентует ИА)
Когда мы говорим о развороте бренда вовне, мы должны понимать, что бренд — это еще и та притягательная штука, которая должна сработать внутри, на тех жителей, которые здесь сегодня живут, на тех, кто еще размышляет над тем, оставаться или нет. А с Хабаровским краем как местом своей жизни и жизни детей, по данным соцопросов, ассоциируют себя всего 18% жителей. На круглом столе по брендированию территории в рамках конференции «Демография Дальнего Востока», состоявшейся на прошлой неделе, его участники предложили очень сложный, на мой взгляд, бренд: девять брендов на каждый субъект ДФО, плюс бренд, направленный на внутреннюю миграцию, в том числе из Таджикистана и Узбекистана, плюс бренд на внешнюю миграцию. Это очень сложная архитектура. Предлагались разные месседжи и названия, но они, на мой взгляд, не отражают того, что есть сейчас. Хабаровский край, на мой взгляд, это прежде всего часть Дальнего Востока и России. И здесь лучше бы скооперироваться с Минвостокразвития, полпредством и вырабатывать единый бренд. Будет ли это «Восточная Россия» или «Восток России» как территория неограниченных возможностей — это дело выбора.
Что касается Хабаровского края, то это действительно промышленная столица, возможно, я бы углубилась в то, что это авиационная столица восточной России. Кроме того, плотность событий в крае очень маленькая. Если сравнивать с Владивостоком, то Хабаровск по событиям очень сильно проигрывает. Здесь, мне кажется, нужно проанализировать опыт Дальневосточного форума при Викторе Ивановиче Ишаеве, который проводился в Иркутске и Хабаровске. Прежде чем думать о событиях, нужно понять, почему он не укрепился и не стал постоянным, почему не привлек должного внимания. Понятно, что Восточный форум пройдет во Владивостоке. Для его участников мы будем делать издание на английском языке, представляющее все регионы Дальнего Востока. Но можно провести тематический постоянный форум и для Хабаровска — возможно, экологический, или мощный российско-китайский форум.
(Далее о «Беринги» — камчатской гонке на собачьих упряжках — и привлечении туда иностранцев) Приглашение шести иностранных журналистов позволило дать около 35 выходов в иностранной прессе, это белый, чистый пиар, который позволил получить целый шлейф информации. Журналисты сами попросили привести их на крупные объекты, провести экскурсию. Было получено представление о всем регионе. Это позволило представить регион за рубежом. Эти события нужно конструировать, придумывать, приглашать сюда журналистов.

Алексей Святенький:
Можно чуть-чуть добавить? К международным событиям. Одно из таких происходит буквально в эти минуты. В районе имени Лазо будет выпущен на волю тигр Упорный. Это освещают несколько японских телеканалов, ARD и по-моему один английский, если я не ошибаюсь…

Петр Шепин:
Он сюда не придет?

Алексей Святенький:
Ну, теоретически это возможно, зная наших тигров. Но с согласен абсолютно с Ольгой, что каждый год по тигру выпускать не будешь. И действительно, нужна…

Петр Шепин:
Гонка на тиграх.

Алексей Святенький:
Самый главный покровитель тигров, думаю, не оценит эту идею. Но я согласен, что нужны события, нужно событие ежегодное. Может быть, это будет событие, связанное с Китаем, с китайским бизнесом, такие идеи уже есть — о российско-китайском ЭКСПО.

Петр Шепин:
А у меня, кстати, ремарка по регламенту. Почему здесь на столах стоит вода «Байкал»? А не местная? Не «Серебряная благодать»?

Антон Арбузов:
Добрый день, коллеги, я руководитель агентства инвестиций и развития Комсомольска-на-Амуре. Хочу поблагодарить Вячеслава за возможность поучаствовать в работе группы, наше агентство только создали, и это мой первый официальный визит. Мне бы хотелось тезисно остановиться на выступлении Петра. Некоторые вещи задели. Так, он слово «Хабаровск» употреблял в три раза чаще, чем «Комсомольск» (В зале смех) Считаю, что северная столица заслуживает большего внимания. Хотел бы предложить, чтобы мы формировали своеобразное двоевластие в крае, Комсомольск должен занимать ключевое место. В конечном итоге, у нашего государства двуглавый орел.

Из зала:
Двуглавый медведь… Двуглавый мутант.

Антон Арбузов:
Вот, значит, зацепило, пошло. И еще предложение — провести следующее заседание в Комсомольске-на-Амуре. А с точки зрения бренда интересно было бы формирование хаба малой авиации в Хабаровске. Это позволит летать по малым портам севера края, до Владивостока, а в конечном итоге приведет богатых дядек, которые посмотрят на край сначала с точки зрения отдыха, а потом и инвестиций. Что для этого надо? Если появится хаб с возможностями для авиации, многие дядьки, которые уезжают отсюда после 40, может быть, и остались бы. Я бы вот маленький самолетик бы хотел, и многие, думаю, тоже хотели бы.

Петр Шепин:
К слову о богатых дядьках. Хочу вам представить Максима Морозова, который проработал в Хабаровском крае в качестве гендиректора одной из телекоммуникационных компаний, влюбился в ваш края, купил землю в Тугуро-Чумиканском районе и собирается строить экстремальный курорт для богатых дядек без самолетов и с самолетами.

Максим Морозов:
Еще не купил.

Петр Шепин:
Ок, я опережаю события. Ну, тогда расскажите, зачем вам это надо, и кто в Хабаровский край поедет, кроме меня и моих друзей?

Максим Морозов:
Туристический бизнес для меня это хобби, причем любимое, с пяти лет я вовлечен в этот процесс. Это и сплавы, и горный туризм, и экстремальные виды. У меня был проект в свое время, и недавно я его реализовал — называется он «Берег мечты», расположен между Москвой и Питером на озере Селигер. Рождалось все по ходу, не было задачи сделать коммерческий продукт — но он получился. Удалось с нуля создать хороший продукт, который впоследствии удалось продать одной из дочерних компаний «Ростатома».
Я пока сейчас не буду говорить, какое именно там наполнение, но не охота-рыбалка, это такое самостийное. Чтобы привлечь клиента и заработать на нем, получить рекламу и последующий приезд, одной охоты и рыбалки мало. Приедет мужчина, отдохнет, но не приедет его супругу, не приедут дети. Скорее всего, следующий раз он опять не приедет, потому что второй или третий отдых он будет вынужден проводить в другом месте.
Что меня здесь привлекло? Первый раз я сюда прилетел, были примерно такие же дни, такая же погода стояла. Самолет опускается, я вижу тайгу, огромное количество воды и красоту. В Европейской части страны этого в принципе нет. На самом деле, как подметила Олеся, в центральной части страны ничего практически не знают о Хабаровске. Незнание туристом из Европы, Америки, Индии, из любой страны — это с одной стороны плюс, с другой минус. Перевернуть очень легко. Все зависит от вас. На мой взгляд, брендирование — это очень несложная задача, и ее можно воплотить, потому что если вы будете делать это от души и для себя, то скорее всего вы сделаете это хорошо, а может быть даже и отлично. Вы будете это делать для себя. Единственное пожелание — делать это вкусно. Тогда получится вкусно для всех.
Зарубежный турист не приезжает за какой-то выстроенной европейской моделью туристических услуг. Они хотят увидеть непосредственно не шаблон, а изюминку, которую можно получить только в данном месте земного шара. А так как Хабаровский край не раскручен абсолютно, и с точки зрения туризма тут поток нулевой в масштабах страны, на этом можно сделать бизнес, это очень хорошие инвестиции.
Здесь есть несколько направлений, которые можно развивать и их с удовольствием купят местные инвесторы. Что нужно? Нужна масс-медийная поддержка. Ее, к сожалению, в центральной России нет. Я специально посещал последний год крупные выставки в Москве. Хабаровска нет ни с точки зрения администрации, ни отдельных компаний. Необходимо сделать мостик, он даст и средства, и основания для брендинга. Для себя я поверил, полюбил Дальний Восток, мне захотелось сделать новый проект. В последнее время я был на Аляске, там кое-что подсмотрел.

(Далее с речью выступил заместитель мэра Хабаровска Игорь Сероштанов. С вашего позволения я ее пропущу. Выделю только один интересный, на мой взгляд, момент: Хабаровск — единственная столица ДФО, названная именем человека, и его нужно бы героизировать. Это и впрямь факт, который может пригодиться для брендирования города. А бренды господин Сероштанов предложил создавать для всех 19 муниципальных образований края. Плюс ввести еще трех экспертов в состав группы.)

Андрей Швецов:
Предложили привлечь экспертов. У меня здесь есть несколько замечаний на правах председателя группы. Я думаю, нам не стоит раздувать группу и делать ее большим громоздким механизмом, который нельзя оперативно собрать, оперативно обзвонить и отработать с людьми. Выход из ситуации может быть следующим: есть рабочая группа, группу можно утвердить, а с учетом того, что нам понадобятся эксперты различных уровней, мы могли бы приглашать их в зависимости от повестки. Это что касаемо организационные вопросов.
Что касается работы по бренду. В некоторых вопросах я согласен, а в некоторых не совсем. Хотелось бы высказать свою позицию. Во-первых, Петр Леонидович не зря привел пример бренда аэропорта. Мы говорили об обыденных вещах, о промышленности, самолетах, других вещах. Необходимо, наверное, брендом публику эпатировать, чтобы его начали обсуждать. Не важно, хорошо или плохо, я согласен, что негатив всегда может перерасти в позитив. На негативе, как правило, и возникает интерес.
Что касается того, что край надо позиционировать в рамках Дальнего Востока. Мое предложение рассматривать его как субъект отдельно. В принципе, по поводу Комсомольска было сказано — я все-таки предлагаю коллегам сделать бренд Комсомольска в принципе.

Антон Арбузов:
Необходимо наше территориальное участие в вашем…

Андрей Швецов:
Территориальное участие — с удовольствием. Вопрос в том, что предлагается Хабаровску и Комсомольску сделать свои бренды отдельно. Это как предложение. Каждая территория имеет право заниматься вопросами брендирования. Это не критика, это в рамках обсуждения. Вопрос в том, что должна быть конкурентность, без нее не будет ничего. Тогда мы сможем быть впереди и Приморского края. Не зря про него сказали, мне тоже обидно, что форум постепенно перекочевал в Приморский край. В этом и должна быть борьба, мы не должны просто картинку нарисовать, мы должны и бороться с другими регионами не только Дальнего Востока, но и западной части России.
Шел разговор, что бренд необходимо сделать с акцентом на настоящее. У меня иная позиция. Мы должны будем о том, каким мы видим регион в будущем, и делать бренд, не основываясь на настоящем, а ориентируясь на будущее, согласуя с настоящим и прошлым. Каким мы видим край через 10, 20, 100 лет. Здесь немного творчества, и все будет замечательно.
По поводу мероприятий. У нас в крае тоже достаточно мероприятий проводится. Замечательный фестиваль «Амурские волны» — я нисколько не сомневаюсь, что об этом событии с удовольствием напишут международные СМИ, чьи страны представили свои оркестры…

Вячеслав Кушнарев:
КНДР.

Андрей Швецов:
В том числе КНДР. Это тоже важно. Мероприятий недостаточно, но вопрос в идеологии, которую мы будем двигать через каналы коммуникации. Каналы коммуникации — это такая вещь, которую можно создавать, расширять, но когда не будет общей идеологии, мы далеко не уйдем, будем топтаться на месте. Это моя позиция.
Дальше. Хотелось бы, чтобы в бренде был отмечен человеческий капитал. не зря на конференции по демографии акцентировали вопросы на здоровье, спорте. Сегодня молодежь вместо того, чтобы тусить в клубах, как в 90-е, отходит от этого, идет в спортзалы и фитнес-клубы и тусуется там. Мало того, если вы промониторите СМИ на протяжении последнего года, двух лет, куда везут как правило экспертов, политиков, гостей? Их везут в наши здравницы, наши больницы, где у нас есть новейшее оборудование. Буквально недавно разговаривал с министром здравоохранения, он мне рассказал о новых технологиях, которых нет аналогов в России. Понимаете, когда мы сможем привлечь и сделать здравницу Хабаровский край, люди поедут за здоровьем, уже семьями.

Алексей Ерохин:
Мы забываем об одном. К сожалению, не соглашусь с коллегой в части эпатажа. Эпатаж никогда не был особенностью края. И у меня просьба большая, давайте не будем делить по городам. Мы здесь работаем над брендом края, который будет всецело отражать особенности каждого региона и человека. Если мы углубимся, у нас просто не хватит размера под значок бренда.
нам нужно, чтобы бренд работал, нам нужна масса. Это люди, которых мы хотим привлечь для чего-то. У нас есть много особенности, у инвестиционных компаний есть потребность в надежном партнере. Они устали от пиара Приморского края, они устали от того, что на Камчатку можно долететь на одном самолете и находиться в пустых условиях.
У нас есть шикарный промышленный потенциал. Владивосток пиарится везде. А край подписывает с одним из крупнейших сингапурских игроков контракт на большие инвестиции. Вот что нужно. У нас есть база. Так давайте на ней строить. Под это приедет народ. Почему народ уезжает? Ему негде работать.
У нас прекрасная возможность — транспортный коридор через Большой Уссурийский остров, железнодорожный транспорт, авиатранспорт. Идеальное положение. Люди поедут в гости, поедут смотреть, сработает деловой туризм. Нам нужен масштаб, сработает только масштаб. Хабаровск всегда был купеческий, промышленный город, где работают люди слова. Это то, чего не хватает всем инвесторам.

Петр Шепин:
Надежность прозвучала — это очень хорошее слово для бренда. И вам, Ольга, отвечу про порт. Мы как-то сидели, накидывались идеями, и у меня возникла мысль. Хабаровск — это крупнейший порт Дальнего Востока. Все. Железнодорожный, авиационный, с использованием всех тех портовых возможностей Ванино, Совгавань, и Большой Уссурийский. И этим самым просто сносится из голов Владивосток.

Ольга Меркулова:
Но тот поток информации, который идет с проектом создания во Влаидвостоке свободного порта…

Петр Шепин:
Схлынет.

Алексей Ерохин:
Схлынет. Все носились три месяца назад с одной темой, с другой. Завтра будет свободный вокзал. Это пока идея, пока не закреплено.

Ольга Меркулова:
Это не идея. Есть закон.

Алексей Ерохин:
А дальше? У нас есть закон по ТОР? Он определил правила игры. С точки зрения инвестора… Вот у нас сидит сейчас инвестор. Сможет ли он войти в ТОР? Нет. А знаете почему? Потому что Налоговый кодекс не позволит ему этим воспользоваться. Ему интересен Налоговый кодекс, а не закон. Закон — это определенное приглашение. Дальше что? Как применять — вот где суть. Понятно, что у коллег из Минвостокразвития слишком большая задача и мало времени прошло, но сегодня оно не работает. К сожалению, если с точки зрения всех процедур разложить, от общественных слушаний до принятия и проработки всеми профильными структурами — это не заработает в ближайшей перспективе, это год минимум.

Вячеслав Кушнарев:
Как-то оптимистично ты настроен…

Алексей Ерохин:
Ну да, это если все будут работать только на свободный порт или ТОРы. Не вопрос создания самой ТОР, а в нормативно-правовой базе. А потом еще уйдет два года, чтобы обучить налоговые и фискальные органы, как с этим работать. Мы на сегодня получаем бешеное количество заявок от иностранных инвесторов, которые с этим носятся. Подскажите, как использовать? А нужно пользоваться тем, что есть. Есть база, есть преференции для крупных инвесторов. Что же никто не пользуется? А теперь отматываем назад. Те, кто ждет ТОР, сидят и ждут. А Хабаровский край уже привел одного инвестора, которого они оближут с ног до головы.

Ольга Меркулова:
Это про битумный завод?

Алексей Ерохин:
Да, конечно.

Ольга Меркулова:
Но это всего один.

Алексей Святенький:
Там есть и еще.

Алексей Ерохин:
Вы знаете, это уже большой результат, не забывайте, что был период неопределенности.

Я:
Вообще Bitumina привело Минвостокразвития.

Алексей Святенький:
Да, но там еще есть немало инвесторов.

Петр Шепин:
Коллеги, до того, как мы окончательно перейдем в дискуссионную часть, я попрошу мыслями о возможном бренде поделиться Маслова Алексея Валентиновича. Алексей — тот самый человек, который создал новый русский трамвай. Разрабатывает внешний стиль УВЗ, работает над брендом Нижнего Тагила и создает новое российское машиностроение.

Алексей Маслов:
Спасибо, что пригласили, это очень здорово. Я вчера тезисами набросал, могу поделиться своим видением. Раз первый на очереди стоит Хабаровский край, значит, повезло. Я могу сейчас очень грубо сказать, что я считаю, накидать тэги, в каких направлениях я бы делал. Я бы делал из края классный совершенно прецедентный регион. У меня есть любимая тема: никто не помнит, кто пришел вторым. Нужно разрывать на куски все остальные регионы, становиться первыми, главными, лучшими во всем. Это касается от и до. Начнем сначала. Прежде чем заниматься ребрендингом, начинаем приборочку такую, моем все, чистим, подметаем. После делаем мирового класса игрока, туристического игрока, промышленного, инвестиционно привлекательного. Я бы рекомендовал рассматривать, не разделяя на Хабаровск и не Хабаровск. Вопрос в том, что край должен первым взять ответственность и ответить, как говорят в бизнесе, за базар, и это ключевое. Заявит о себе: «Мы инновационный регион России номер один. «Сколково» — нет, не слышали. Хабаровский край — там сейчас вся движуха».
Второе. Конечно, природа, туризм, вся красота, которая у нас есть. Мы знаем Нью-Йорк, Токио, Амстердам. Но мы не знаем Россию. Никто не знает Россию вообще. По поводу ТОРов. Это один из углов обзора и показателей. Это здоровье, семья, развитие инноваций, ТОРы. В контексте ТОРов моя структура помогает ГК «Энергии» по главному заводу, делали концепцию, идеологию…

Я:
Это вы рисовали его? Проект рисовали?

Алексей Маслов:
Вот, кстати, по поводу термина, который вы употребили. Нужно, прежде чем рисовать, понять, как работать с людьми. Можно нарисовать все, что угодно. Можно гениальный логотип сделать для корпорации, а потом у тебя просто секретарша отвечает на звонок «Алё», и все. И можно выбрасывать на помойку все эти миллиарды, внедрения, разработки. Конечно, нужно работать с людьми, навязывать им, объяснять: вы будете самыми главными, крутыми, инновационными в этой стране. Они поверят. А если окружающее будет меняться, они будут говорить об этом на каждом углу. Лучше с запасом все это делать. Пусть это будет, как говорят, шапкозакидательство. Но ничего, лучше позакидать подальше, чтобы хотя бы что-то поближе получить. Вот и все.

Петр Шепин:
Это как раз к словам, что нужно заниматься будущим, а не настоящим.

Алексей Маслов:
Конечно. Мы стреляем по течению, учитывая течение и куда мы приплывем с запасом. Поэтому мы очень сильно далеко. Да, Хабаровский край — это космос. Это не импортозамещение, о чем я говорю — это пораженческое слово. Нужно заниматься экспортом. Продукты, которые вы должны здесь производить, должны быть конкурентны. Вы должны делать крутые автомобили, крутые самолеты. Хабаровский край — это главный инновационный технологический кластер России. Мы забираем себе это право, а потом уже начнем разбираться. Комсомольск-на-Амуре — я бы сделал из Комсомольска-на-Амуре Штутгарт. Как бы я это делал? Свою компанию туда привел, сделал бы супер- гипер-кар, российский имперский крутой автомобиль. Говорить нужно так: «Да, говорить так нескромно, но мы самые лучшие, самые крутые».
По туризму я бы рекомендовал смесь между Исландией, по позиционированию, то, куда едут смотреть на первозданную природу, Норвегия, Финляндия. Я бы делал край гораздо более открытым и привлекательным для молодежи, я бы исследовал молодежь. Нужно делать это с упором на ту молодежь, которая здесь останется, и ту, которая приедет сюда. Потому что я вбил в Википедии «туризм Хабаровского края», знаете, что он мне выдал? «Туризм выездной превалирует над въездным». То есть, пардон, народ валит.
Чтобы это остановить, нужно делать: Хабаровский край — это Штутгарт, это «Порше», но не немецкий, русский «Порше», это по технологии крутые тачки, скоростные яхты, персональные и военные суда, авиастроение, экранопланы, и далее пошли по списку. У людей не должно уже в какой-то момент возникать вопроса, где это — Хабаровский край. Если уж играть в эту игру, нужно делать это максимально.

Далее выступило еще несколько человек. Расшифровку уже не привожу, потому что главные мысли, на мой взгляд, уже были высказаны. Так, Дмитрий Куликов рассказал о проблемах транспортной доступности наших точек притяжения для туристов, о том, что нет элементарно организации туров по краю, и о множестве других проблем. Но это другая часть брендинга, как заметил сам Дима: «Туристов можно воспринимать как мелких инвесторов, но у них совершенно другие интересы и подходы».
Ольга Мещерякова от имени муниципалитетов рассказала, что чувствует, что надо что-то менять: «Нам, наверное, как никому тяжело, надоело жить на дотацию, мы хотим развиваться, развивать экономику для своего населения». АСИ помогло району с брендированием, и район поставил для себя цель, что его должны знать. Этому помогают сельский инвестиционный форум и ежегодный фестиваль варенья. «Мы надеемся, что рабочая группа сделает такой бренд, учтет все-все-все нюансы, который поможет развиться всем муниципальным образованиям»,— сказала она.
Наталья Столбикова от имени турбизнеса отметила, что ее гостиница «выживает исключительно за счет мероприятий, которые проводятся в городе и крае». Для азиатов Хабаровск — это Европа, в которую можно попасть за два часа, «но это не тот поток, на котором мы может круглый год жить», сказала она, а внутреннего туризма нет: «У нас люди целый год копят деньги, и когда у них стоит вопрос, куда, они хотят с детьми поехать погреться, а не на Шантары».

Резюме.

Хабаровский край — самый крутой регион, территория возможностей, точка роста, и в то же время — регион надежности, здоровья и семьи. Это глобально. Идея порта ложится где-то рядом. И конкретные направления: природа—тигры и Штутгарт—high-tech.

Такое вот brand-DO :)