Министр? «Не знаю»

Многие из вас помнят, друзья, что 23 мая хабаровский губернатор Вячеслав Шпорт встречался с блогерами. В соцсетях уже всплывали разные детали того разговора. И на моей стене в Facebook, например, видно (спасибо, Александр Головко), что я спросил главу региона о том, кто будет министром внутренней и информационной политики. Но не очень понятно, что же ответил губернатор. Уже несколько людей, причастных к управлению внутренней политикой региона, за эти дни задали мне один и тот же вопрос: «Так что ответил-то?».

Итак, расшифровка — без купюр.

— (Я) А хотите, я вам провокационный вопрос задам?

— (Вячеслав Шпорт) Я-то не хочу, конечно. Но задавай. Я же сам попросил.

— Кто будет министром внутренней политики и информационной?

— Ну что — провокационный. Нормальный вопрос. Пока не знаю.

— Серьезно? А уже кандидатуры, знаете, среди журналистского сообщества — какие только не обсудили.

— Так это здорово. Если их обсудили, то мне еще никто не показал. Светлана, видимо, отстает. А надо мне показать, кого обсудили, может, есть хорошие. Честно вам говорю, клянусь, как хотите вот там — я не знаю, кто будет.

— А всех журналистов очень волнует.

— Я пока не готов назвать кандидатуру, так скажем. У меня есть примерное видение. Но, честно говорю… Мы решение это принимали там давно. Несколько лет назад еще.

— При Жукове?

— А?

— При Жукове? В те года?

— Да какой там Жуков, Жуков к этому никакого отношения не имеет. Это кто писал такое, не знаю, кто написал.

— «Дебри-ДВ» написали.

— Это я Жукова пригласил сюда, для вашего сведения.

— Да я знаю, Вячеслав Иванович.

— Это я его пригласил, Жукова. Я давно знаю Костю. и Сказал: слушай, есть идея. Давай мы создадим хорошее министерство внутренней политики. С креативными людьми там. Ну я знаю, что он такой, креативный человек, по крайней мере, раньше был, в комсомоле. И мы создадим — ты придешь на комитет, а твоя задача сделать министерство. Не получилось. Не получилось у него — у него не получилось. И его попросил перейти на другую работу. Он ушел в нашу краевую думу советником, помощником. Ну не получилось. Какие «при нем?». Это для него делалось как бы, честно. Это делалось под него.

Но идея не упала. Нужен человек, который будет обязательно взялся и создал. Но я вижу, что сегодня задач появилось настолько много, нам вот за последние годы только 51 полномочие дополнительно передали из федерального центра. Но там дело не только в финансах, там люди нужны. Появились новые эти вот у нас — СОНКО. Они сегодня приносят большую пользу, причем все, что они делают, остается в крае — во дворах, в поселках. У нас сегодня есть ТОСы. Ими всеми надо управлять. У нас есть ассамблея народов мира — лучшая в стране. То есть много у нас появилось таких вот, которыми надо управлять. У внутренней политики много направлений, и они сегодня разрозненны. Есть у меня заместитель, а там есть начальник одного управления, второго управления, третьего, четвертого, еще одного. Потом есть отдельный комитет по печати, который почему-то как «боковик», сам по себе.

Меня просто уже достала эта система. Постоянно там претензии от журналистов, от средств массовой информации, от телевидения, вовремя там не могут получить субсидии, вовремя газета начинает не выходить, чо-то там радио «Восток России» загибается там. Ну, по другому, может, загибается.

— Да, не от этого.

— Ну, я это понимаю. Просто одно, другое, третье. Вызываю одного, приглашаю. Мой зам, он тоже часто ездит в командировки, есть внутренняя политика в стране, с ними тоже нужно работать. Кто остается? Остался начальник Главного управления по местному самоуправлению. Я его приглашаю, слушай, а почему там не делается, а он: «А это не мое, я этим не занимаюсь». Мне нужен человек, который всегда будет всех… Мы же ничего не делаем нового. Там люди те же, и численность та же осталась. Только теперь будет комитет войдет во внутреннюю политику, в систему войдет, не будет сам по себе решать вопросы, потому что мы потом с их уголовными делами разбираться. Мы из него сделаем управление, там просто и по заключению специалисты излишние были, они функционально ничего не делают. А так комитет — это структура министерства. А не отдельное министерство.

Поэтому вот. Я вынужден был уже собрать еще раз своих замов — раз, два, три. И я издал распоряжение — без назначения конкретного человека. Я попросил подыскать мне несколько кандидатур. Мы их будем обсуждать, ну и… в широком кругу будем обсуждать. Потому что нам нужен человек, который многофункциональный… Не знаю пока, кого вам назвать. Хотя у меня есть три кандидатуры, которые бы я видел…

— Шорт-лист? Назовите хотя бы шорт-лист.

— Не буду, потому что это будет обидно для них. Позавчера было три, сегодня я посмотрел — у меня один уже отпадает, в моем понимании. Бывают, знаете, такие эмоциональные быстрые ощущения, которые, может, ошибочны. например, в одном месте кто-нибудь прокололся, я считаю, что я его уже не назначу. Может, он завтра сделает больше в десять раз еще? Уже поменяется мнение. Поэтому я приглашу сюда к себе ведущих замов, тех, кто работает, и мы посоветуемся.

— Когда ждать?

— [пауза] Ну, мы будем не стараться быстрее это сделать. Не буду вам сроки называть. Мы пока временно исполняющего обязанности назначим. Поработает, а вы пока там пообсуждайте всех. Кто больше фамилий набросает. А мы их обсудим, ваше мнение тоже важно.

А теперь пара слов моего комментария.

Никто с журналистским сообществом по поводу кандидатуры нового министра, конечно, пока не советовался. Хотя такой шанс был — 25 мая в Хабаровском крае прошел медиафорум. И я даже знаю, почему по этому поводу не посоветуются с журналистами. Потому что министерство, как ни печально, будет заниматься в первую очередь внутренней политикой, а уже во вторую — информационной.

Губернатор несколько раз повторил «честно, не знаю». Это признак тревожный: значит, ему не нравится никто из предложенных в министры кандидатур.

Поэтому лично я полагаю (и так говорят многие), что врио министра вполне может стать нынешний глава ГУ внутренней политики Сергей Комаров. О его назначении я писал в 2015 году в «Ъ» (вот здесь). С Сергеем Комаровым, говорят, глава региона как раз и встречался накануне встречи с блогерами.

Но журналистам-то больше понравится министр примерно такой, как наш несостоявшийся в 2012 году зампред по внутренней политике Валерий Чирков (и о нем я писал в «Ъ»). С господином Чирковым я как-то встречался, и могу сказать — найти второго такого будет и впрямь непросто. На должность его тогда не согласовали, и вместо него зампредом стал Виктор Марценко, который — читайте слова губернатора выше, это его оценка, не моя — взаимодействует больше с федеральными кураторами внутренней политики, чем с реализаторами внутренней политики на местах.

Не будем, впрочем, забывать, что близятся самые главные выборы страны. Что важнее перед выборами — «накачка» медиаполя или грамотное взаимодействие с общественностью и местными элитами?

Губернатор, сдается мне, еще не решил.