Последний ход — он трудный самый

Вы уже немного об этом знаете, друзья, поскольку представители нового губернатора Хабаровского края Сергея Фургала распространили об этом сведения в прошлую пятницу. Глава региона обратился в Генпрокуратуру с просьбой проверить «назначение пенсий и других социальных выплат нескольким членам правительства края». Поводом послужило постановление предыдущего губернатора региона Вячеслава Шпорта, которое, как заявил господин Фургал, проверяют не только надзорное ведомство, но и правоохранительные органы. Прошла ровно неделя с 28 сентября, с момента инаугурации нового губернатора, и на тебе — уже скандал.

Telegram-каналы и некоторые новостные проекты, например, «Город В», поспешили сообщить сенсационные подробности (далее — цитата по https://gorodv.com/2018/10/zolotye-parashyuty-habarovskie-chinovniki-mogut-prepodat-master-klass-primorskim/, пунктуация и орфография сохранены):

«Как стало известно, бывшая команда Шпорта 28 сентября, имея свободный доступ к факсимеле подписи высшего должностного лица края, через референта Шпорта Елену Побережную издала постановление о назначении себе выплат и пенсий в шестизначных цифрах. Согласно этому постановлению, все заместители председателей правительства получат неплохие выходные пособия: по предварительным оценкам, Николай Цирюлик и Ирина Шашкова по 157 890 рублей, Юрий Хитров – 187 338 рублей, Сергей Щетнев – 258 826 рублей. Идейным вдохновителем команды единомышленников стал Василий Шихалев, который, как нам стало известно в коридорах дома на Карла Маркса, 56, вполне неплохо себя чувствует и даже планирует поработать с Фургалом, которому, видимо, пока не до глубокой аналитики».

К сожалению, никто из коллег не решился покопаться поглубже в теме, не говоря уже о том, чтобы проделать какую-то аналитическую работу. Странно, но даже некоторые мои знакомые, работающие в «белом доме», ограничились тем, что прочли информацию, подобную процитированной выше, сказали: «Пффф, да это всего лишь компенсацию людям выплатили, а эти-то раздули», — и решили, что все поняли (хотя этим людям достаточно зайти в систему электронного документооборота и прочесть всего один документ, о котором речь ниже). Тема действительно интересная, и не только с точки зрения фактуры. Здесь, не побоюсь этого слова, настоящий хабаровский детектив! И вот почему.

28 сентября 2018 года губернатор Хабаровского края как высшее должностное лицо субъекта РФ издал минимум три постановления. День это был, если вы помните, праздничный, хлопотный: с 16 до 17 часов в краевой филармонии Сергей Фургал принимал присягу, получал должностной знак и удостоверение, то есть вступал в должность. Потом совещался с членами правительства края, которое при назначении нового губернатора по закону ушло в отставку, превратившись в собрание и.о. и отставников по собственному желанию (их набралось 8). Об этом я уже писал подробно на прошлой неделе.

Соответственно, за тот непростой день Сергей Фургал успел подписать два коротеньких постановления. Вот последнее из них, за номером 72, о наделении полномочиями нового сенатора от Хабаровского края Елены Грешняковой:

А вот предпоследнее, за номером 71, — как раз о том, что правительство отправлено в отставку, но правительству предложено работать:

Все сжато и по существу, да закон большего и не требует. Обратите, кстати, внимание, как просто сейчас подписывается Сергей Фургал (сначала они все так просто подписываются, но потом…).

И, думается мне, новый глава субъекта РФ изрядно удивился, узнав, что 28 сентября под шапкой «Губернатор Хабаровского края» вышел еще один документ — постановление за номером 70. Опубликовать его нигде пока не успели, кроме специализированного правового портала, и вот его начало:

А вот его витиеватый «хвост»:

Юридически все выглядит, кажется, однозначно: Вячеслав Шпорт мог подписать любое постановление, вносящее изменения в кое-какие нормативно-правовые акты Хабаровского края, до момента вступления в должность преемника. С другой стороны, действующий губернатор не присутствовал на инаугурации избранного губернатора, что заметили все, и ходили слухи, что не было его и в Хабаровске — вроде бы он отбыл в Москву сразу после своего поражения, о котором стало известно в понедельник, 24 сентября. День спустя, 25-го, он еще записывал обращение к землякам под елками, растущими возле местного Белого дома. А затем якобы уехал. Но с этим пусть разбираются умы посветлее, чем мой.

Что же изменило постановление за номером 70 (мне кажется, оно может стать самым знаменитым постановлением губернатора Хабаровского края за период, когда регионом управлял Вячеслав Шпорт — независимо от того, подписывал ли он его или нет).

Во-первых, изменения вносятся в два документа. «Порядок назначения, выплаты пенсии и определения стажа государственной гражданской службы, дающего право на назначение пенсии за выслугу лет государственным гражданским служащим Хабаровского края» (вот версия с изменениями на декабрь 2014-го) и «Порядок назначения и выплаты ежемесячной доплаты к трудовой пенсии по старости (инвалидности), определения размера среднемесячного денежного содержания для ее исчисления лицам, замещавшим должности Губернатора Хабаровского края, членов Правительства Хабаровского края» (вот версия также на декабрь 2014-го).

Фото: Евгений Переверзев, «Коммерсантъ» (https://www.kommersant.ru/gallery/2332722)

Во-вторых, обращаю ваше внимание, оба нормативно-правовых акта принимал еще предшественник Вячеслава Шпорта на посту губернатора региона Виктор Ишаев, а преемник их только правил. Так что порядок «в части назначения и выплаты ежемесячной доплаты к страховой пенсии по старости (инвалидности), определения размера среднемесячного денежного содержания для ее исчисления лицам, замещавшим должность Губернатора Хабаровского края, распространяется на правоотношения, возникшие с 11 декабря 2001 года», то есть касается пенсии сразу двух персон: Вячеслава Шпорта (губернатор в 2009-2018 годах) и Виктора Ишаева (губернатор до 2009 года). Да и третьей, извините, тоже: Сергей Фургал тоже попадает под действие документа.

Первый пункт постановления № 70 вполне себе безобиден. Он устанавливает, что решение о размере пенсии простого отставного краевого чиновника принимается не губернатором (не оформляется его распоряжением, как раньше), а министерством соцзащиты населения (очевидно, приказом министра). Ничего криминального, кажется. Доплату к пенсии губернатору и членам правительства по-прежнему устанавливает руководитель аппарата губернатора и правительства края.

Второй пункт постановления № 70 меняет размеры выплат, и в нем-то главная собака и зарыта.

В целом «размер доплаты к пенсии исчисляется исходя из среднемесячного денежного содержания за последние 12 полных месяцев, предшествовавших прекращению полномочий Губернатора края, члена Правительства края. Среднемесячное денежное содержание определяется путем деления суммы полученного за 12 месяцев денежного содержания на 12». Ничего сложного. Но есть ограничения, установленные пунктом 6-м: размер среднемесячного содержания не должен превышать определенных значений.

Постановление № 70 поменяло используемую для расчета доплаты к пенсии базу. Для губернатора региона размер среднемесячного денежного содержания (при расчете доплаты к пенсии, на которую он получает прапво после отставки) ранее не должен был превышать суммы 0,9 денежного вознаграждения (п.1.1 ст. 35 закона «О правительстве Хабаровского края» приравнивает вознаграждение губернатора к вознаграждению федерального министра) + ежемесячная надбавка за классный чин + ежемесячное денежное поощрение. Теперь формула стала проще: просто не более 1,8 денежного вознаграждения.

Для членов правительства формула поменялась, но в другую сторону. Вместо ограничения в 0,9 должностного оклада + ежемесячная надбавка — стало ограничение не более 0,7 должностного оклада. Депутатам краевой думы также не сильно повезло. Доплата к пенсии спикера думы раньше должна была рассчитываться из базы, не превышающей 2 денежного вознаграждения + ежемесячная надбавка, сейчас — не более 1,8 денежного вознаграждения. У депутатов 0,9 должностного оклада + ежемесячная надбавка превратились в 0,7 должностного оклада.

Без бутылки в этой истории, в общем, не разберешься. Создается впечатление, что Вячеслав Шпорт позаботился о себе и об остальных коллегах-губернаторах, параллельно понизив максимально возможные выплаты для своих отставных соратников. Но у меня, конечно, пока только один вопрос: отставные чиновники и депутаты в итоге (и в сумме) будут получать пенсионных доплат из бюджета Хабаровского края все-таки больше — или меньше?

Надеюсь, люди, разбирающиеся в хитросплетениях чиновничьих пенсий, скоро на него ответят.