Бабло на БУО

Что нужно, чтобы привлечь деньги? Как ни парадоксален ответ, но — деньги. В канун выборов в Госдуму предпринимателя Геннадия Мальцева назначили гендиректором АО «Корпорация развития Хабаровского края». В сфере ответственности компании — в том числе и мой любимый Большой Уссурийской остров (БУО). Недавно публикация на тему перспектив развития территории была в «Ъ-Дальний Восток». А вот как просто разложил сегодня задачу по освоению острова Геннадий Мальцев. P.S. Публикацию в «Ъ» советую перед нижеследующим все же перечитать, чтобы было понятно, о чем речь: господин Мальцев многие аспекты обозначил весьма тонкими мазками.

Геннадий Мальцев (16 ноября 2016 года на пресс-конференции с первым зампредом правительства края Юрием Чайкой):

— Если бы у нас был доступ к деньгам… На тему, что делает корпорация — корпорация делает продукт. В чего состоит продукт? Это территория с разрешенными видами деятельности, проектно-планировочные решения и проекты какие-то.

Вот по Большому Уссурийскому. Сейчас были в Москве, общались с москвичами, которые быстрее нас добежали до Большого Уссурийского, пока мы тут ждем, как этим заняться. А они уже эти решения, которые еще год назад предлагали [,нашли]. Сейчас там нужны деньги, допустим, на проектно-планировочные решения по Большому Уссурийскому и на берегоукрепление. То есть Россия не может дать федеральные деньги без условия проживания там людей, а там их нет. Значит, нужно их привлекать. Чтобы привлечь, нужен проект.

Проект стоит примерно, в Москве подсчитали, миллиард. Ну, я сразу делю пополам: 500 миллионов. И проектно-планировочное решение 100-200 миллионов. Выходит 600, 700. Нам сейчас нужна докапитализация в корпорацию за счет краевого бюджета, чтобы заказать проект. Если мы будем иметь эти два проекта, мы будем иметь влияние на Большой Уссурийский, имеется в виду, иметь продукт, который можно предложить.

buo-kartaКитайцы готовы. Для них нужно одно: политическое решение по грузовому переходу, пока только пассажирский разрешен. Но они и так побегут, если мы сделаем этих два. Пока денег в корпорации нет. То есть в том виде, как сейчас, корпорация не соответствует тем целям и задачам, которые поставил, как я считаю, президент: привлечь деньги. Это же возникло буквально год [назад], когда понятно стало, что денег нет, нет привлечения иностранных инвестиций […]

Сейчас я вышел с предложением к руководству края, если в бюджете на 17-й год появится хотя бы 500-700 миллионов рублей… Вот мы, например, сделали проект сейчас [первой очереди детского больничного комплекса в Комсомольске-на-Амуре]. Мы должны заплатить 40 миллионов. Уже по инерции подготовили сотрудники, замы министра Чайки, акт передачи безвозмездно. Нет, так не получится. Мы за 40 сделали — дайте хотя бы 40. Заплатили за экспертизу два двести — отдайте хотя бы два двести. Это же деньги и там, и там бюджетные. И так же и здесь будет. И если мы даем какие-то деньги, мы, конечно, каждую копейку проверим.

[Вопрос из зала: «То есть есть некий конфликт?»]

Не-не, почему конфликт? Вот я, например, пришел в корпорацию, мне сейчас интересно. Я не за деньги пришел работать. Я за каждую копейку готов проверять ее, какая платится, и я готов за это отвечать. И я считаю, что если дадут такие деньги, мы проект сделаем, условно говоря, укрепления и проект территории по Большому Уссурийскому за минимальные деньги. Будем максимально использовать деньги китайцев, которые готовы вкладывать. Там причем какие есть моменты. Есть дорога, которая от моста построена Россией до самого перехода. Мы его за деньги, значит, китайцев… такой план, кто его будет воплощать, я, Иванов — не имеет значения… потом, значит, дорожный фонд это оплатит, и мы вернем.

Что касается берегоукрепления, порядка 15 миллиардов. Кто будет, здесь пока не понятно. Пока есть пенсионный фонд, условно говоря, есть наработки, которые были и до меня… который готов там своих пенсионеров, построить им какие-то домики, там поселять. Ну, вот можем их там подвязать, чтобы они построили берегоукрепление, ну, под какие-то еще проекты. То есть там есть, российская часть территории уже напичкана какими-то объектами, но, как сказать, наспех. Мы это уточним, если получим деньги, будем проект планировки делать.

[Вопрос: «А можно я уточню, если я напишу, что есть такой план: чтобы взять деньги на берегоукрепление Большого Уссурийского, туда есть идея поселить людей, это правильно?»]

Нет, неправильно. Федеральный бюджет не будет давать там, где не живут люди! Это не я сказал, это так есть в законе.

[Продолжение вопроса: «Поэтому сразу вырисовывается идея. Поселить туда людей насильственно, человек тыщу…»]

Насильственно никого не можем. Там нужно сделать какие-то объекты, какие-то туристические, какие-то, какие-то, куда люди будут просто приезжать. Идея-то какая. Вот есть граница. Какую-то территорию обозначить как: китайцы заезжают сюда, они не считаются переехавшими границу. И наши так же. Мы заинтересованы в чем? Нашу часть построить за китайские деньги, максимальное количество объектов, и все налоги, какие есть, будут в бюджет Хабаровского края, Хабаровска, федеральный бюджет пополнять. Только для этого.

[Вопрос: разработана программа развития Большого Уссурийского, ваша корпорация туда сейчас активно подключается, будет ли модернизироваться программа?]

У нас часто чиновники бегут вперед паровоза. Я даже не знаю, что там написали, мне не интересно. Сейчас, если деньги появились бы на 17-й год, исходя из этого можно было бы уточнить, что можно… Там же еще участвуют и китайцы. Россия бы хотела казино. Если сейчас нормально наладить, то казино дает очень большие деньги. Но китайцам нежелательно это. То, что было, это было — просто обозначиться. Я это помню, еще 2004 год, когда отдали территорию эту, сделали шаг. С того момента прошло 12 лет. Китайцы там уже очень много сделали. И нам нужно так же.

В чем вся хитрость? За свои деньги построить — ума большого не надо. А нужно построить за счет китайцев, наших друзей.

0 ГолосовГолосовать
Twitter