Нормальность инвесторов

Сегодня на неформальной встрече главных редакторов хабаровских СМИ с губернатором Вячеславом Шпортом был задан вопрос про административные барьеры. Тема господина Шпорта задела за живое. Он на примерах рассказал, как региональные власти работают с инвесторами в части выделения им земли под инвестпроекты, какие возникают проблемы. Очень интересный, между прочим, вышел рассказ для тех, кто следит за инвестпроцессом — это я без каких-либо задних «верноподданнических» мыслей.

Мелькали всем известные персоналии: «Дальспецстрой», депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Фургал (лоббирующий интересы компании «Торэкс» с ее электросталеплавильным заводом в Хабаровске, про намерения писали в «Ъ»), ЗАО «Орехово-Зуевская компания» (и ее забуксовавший проект Дальневосточного стеклотарного завода, о том, как все начиналось — см. в «Ъ»), корпорация «ТехноНиколь» (строящая в крае второй завод по производству теплоизоляционных материалов, последние публикации в «Ъ» о нем — здесь и здесь), ГК «Невада» и т.д.

Дословная расшифровка — ниже.

Вячеслав Шпорт, 31 июля 2014 года, встреча с главредами хабаровских СМИ:

Он (инвестор) приходит и говорит: переоформите мне землю. Мы говорим: нет, мы тебе выделяли — здесь жилье надо строить, в центре города, а не стоянки для автомобилей. Это было и в начальных документах. Он начинает писать бумаги: вот, мне не оформляют. Это у меня конкретно (такая) жалоба есть.

Другой — под лыжную базу. Приходит и говорит: я не хочу. Как его фамилия там, я не помню… Я не хочу в аукционе, вы мне выделите просто землю. Потому что я хочу построить там базу. А мы не можем ему по закону так выделить. Мы ему говорим: уважаемый, мы выставляем участок на аукцион. Говорит: нет, я не хочу. Пишет жалобу. Написал жалобы везде, по всей стране, но нигде не получил поддержки, потому что это закон и мы не можем его нарушить.

Они тогда начинают, пишут: у нас тут административные барьеры и так далее. А когда начинаешь конкретно разбираться, там барьеров нет. Там прямое нарушение закона. Ошибка нашего правительства — что мы вовремя не следили за этими участками и не начали их изымать по закону. Мы это сейчас только начинаем проводить. И это порождает скандалы, они собираются, пишут письма: у нас тут площадки не подбирают.

Или взяли площадки под строительство домов. У нас есть большие площадки. Например, «Дальспецстрой». Взяли большие площадки, дома не строят сегодня. Условия выставляют. Мы будем забирать участки. Есть категория, которые взяли эти площадки, а сейчас перепродают. Друг другу. Взяли площадку за три копейки, сейчас 150, 200 миллионов. («Дальспецстрой») взяли площадки, а сейчас говорят: сделайте нам то, сделайте это. Вы когда брали, вы знали, что брали? Вот какие вопросы есть.

А если пришел нормальный инвестор. Инвестор — это тот, который пришел строить. Даже и не магазин — магазин там отдельная история. А строить предприятие. Никаких барьеров в Хабаровском крае для инвесторов нет.

Пришла к нам «Орехово-Зуевская компания», строить современнейший стекольный завод. Нам этот завод нужен, потому что у нас есть «Балтика». И потом это бутылка облегченная, с нано-технологией, которая востребована сегодня в нашей соседней республике — КНР называется. Это тот продукт, с которым мы можем выйти на зарубежный рынок. А нам сегодня позарез надо выйти именно на зарубежный рынок, и именно при помощи ТОРов (территорий опережающего развития).

Вот они пришли, мы выделили им площадку. Площадка есть, инфраструктура есть, коммуникации есть. Они все взяли, все у них есть — а завода нет. Кто-то тоже может сказать: вот, они пришли, и у них административные барьеры. Нет, у них не барьеры. Они пришли вместе с Чубайсом. Строить как бы совместное предприятие. Я с Чубайсом встречался, он сюда приезжал. У них договоренность есть — это нано-технологии. Все нормально. Мы им дали гарантию правительства. То есть не то, что барьеры — мы им помогли! Но они до сих пор не могут взять кредит в банке. У них плохая кредитная история. И процесс затягивается. Но это не административный барьер.

Хотят вот построить металлургический комбинат в городе Хабаровске. Они купили землю в промзоне, там, где был завод алюминиевых конструкций. Командует этим наш, хабаровский, все его знают. У них вопросов по оформлению земли — можете спросить, там такие пацаны скандальные, с Москвой там все — нету к нам. Все они решили быстро. Я им говорю позавчера. С куратором встречался, он приезжал ко мне. Говорю: что не строите завод?

Они приходили, мы сначала их держали. Потому что у нас есть металлургический завод в Комсомольске-на-Амуре на 2 миллиона тонн металла (ОАО «Амурметалл»), а хотят построить на 250 тысяч. Тоже — переработка металлолома. Современный завод, итальянская технология там какая-то, ну неплохая — я ее смотрел. В конце концов, мы вопросы совместимости с комсомольским заводом с ними проговорили, они не мешают заводу, завод сказал — они нам не нужны, они нам не конкуренты, пусть стоят. Но они не строят!

Приглашаю его позавчера. Почему не строите? Что у вас, есть какие-то барьеры административные, специально спрашиваю. Нет. Что надо? Он говорит: дайте нам гарантию правительства, что вы позарез заинтересованы в этом заводе. Я говорю, что первое — первоначально такого разговора не было. Второе — мы позарез не заинтересованы. Вы как инвесторы, вкладывающие в развитие города Хабаровска, нам привлекательны. Давайте, готовьте документы, приходите, у нас инвесткомиссия. В бюджете этого года мы вам уже не можем, гарантия — это долговое обязательство в бюджете. Сегодня у нас есть долги…

То есть нет барьеров! Есть у них проблемы свои. И опять может кому-то показаться, что кто-то кому-то ставит барьер по земле. Специально ему говорю — это был Фургал, у меня секретов нет. Курирует там эти вопросы. Есть вопросы по земле? Нет. Стройте, пожалуйста. Это два примера. Третий я вам в начале сказал.

Пришел «ТехноНиколь» — крупнейшая компания. Мы им выделили землю. Они построили один завод у нас в крае, работает, небольшой («Базалит-ДВ»). Сейчас строят второй. У них мощнейшая компания. Сегодня их продукт — базальтовые плиты,— востребован на мировом рынке. Приехал президент компании из Москвы, у них серьезные намерения — выйти на международный рынок, в Китай. Этот продукт там востребован. И они строят второй завод рядом с Ракитным (под которым расположена одна из трех потенциальных краевых площадок под ТОР). Они говорят: нам не нужна ТОР, не нужны никакие преференции, дайте нам возможность.

Те, кто пришли строить, нет у них барьеров. Те, кто хотят поболтать и нарушили законы, они собираются и говорят: давайте землю передадим Хабаровску. Это происки хабаровской администрации. Да заберите, какая разница, где эта земля? Там быстрее все будет решаться. Ну, я представляю, как там будет быстрее все решаться. Но нет у нас такого, чтобы сегодня не решались вопросы.

Есть процедурные вещи, которые, да, сегодня очень растянуты во времени. Мы сократили уже с трех лет, ну, наверное, до года. Это нормально. От момента подачи, чтобы оформить все. Но если это вариант аварийный и инвестор крупный — то мы там все бросаем, на руках носим, сжимаем, можно и быстрее. У нас есть целая программа снижения — как еще максимально сжать сроки выдачи разрешительной документации для строительства под инвестпроект.

Вот вы сказали про гольф-клуб. Вы спросите: есть у них проблема по земле? Нет. Они заявили гольф-клуб, строят там совершенно другие вещи. Тоже я его приглашал, а он крупный инвестор — «Невада» (президент ГК «Невада», контролирующего крупнейшую в регионе сеть ритейла «Самбери», Юрий Егоров). 9 миллиардов у них есть портфель инвестиций. Хороший инвестор — по финансам, имею в виду. Какие проблемы есть? Проблем нет. Есть один вопрос. Я говорю: по земле? Какой? Закончилась аренда, надо ее продлить. Так продлевай. Там есть процедура продления. Каждый, кто арендовал площади какие-то, имеет законное право первой ночи. Он попросил помочь побыстрее оформить аренду — не на эту землю, на другой участок. Нет вопросов. Будет участвовать десять человек, по закону так, тот, у кого она была в аренде, имеет право первым. Если он откажется, тогда аукцион. Если он согласен продолжать — продолжай.

Так что этот вопрос имеет место, но он во многом политизированный. Я всегда предлагаю разбираться с конкретными компаниями и инвесторами.

0 ГолосовГолосовать
Twitter