«35 тыщ синих свиней»

opСегодня губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт встретился с членами общественной палаты края, чтобы обсудить несколько вопросов, в том числе развитие Комсомольска-на-Амуре, к которому, как все помнят, призвал в послании Федеральному собранию сам президент. В рамках встречи состоялся вот такой эмоциональный диалог, который я не могу не процитировать (с сокращениями).

Почему, я считаю, его нужно процитировать? Потому что это прекрасно иллюстрирует народное мнение, то есть мнение среднестатистического жителя Дальнего Востока, слабо знакомого с нюансами работы по созданию территорий опережающего развития, об этих самых территориях опережающего развития.

Итак, вчитайтесь.

Ончуров Борис Семенович (сын первостроителя Комсомольска-на-Амуре, выдвинут городской общественной организацией ветеранов, 1940 года рождения):
(Рассказывает о том, что послушал послание президента и с мыслью о то, что надо принимать меры, согласен).
Действительно, меры начали приниматься. Но какие меры? Пока идут разговоры, Вячеслав Иванович. Вот будет это, будет то, другое. Но пока никто ничего не делает. Я извиняюсь, что так говорю. Привожу пример. Есть постановления за подписью Медведева по ТОСЭР, коротко там написано, что на 2015-2017 годы выделяется 1,2 млрд рублей. В конце декабря 2015 года на общественном совете в городе задаю вопрос мэру: «Андрей Викторович, а мы что-нибудь сделали, вот за эти полгода, когда нам выделили деньги?» Он говорит: «Денег нам никто не выделял, первый раз слышу об этом». Ну я понимаю, что выделено там на два с половиной года, это не решишь там какую-то проблему. Но хотя бы что-то можно было начать? Пока ничего не начали и ничего не делают. Начался 2016 год. Ну понятно, отдыхали, праздновали. Но ведь надо же начинать эту работу! А ведь посмотрите, сколько разговоров. Приведу простой пример: да, надо будет Инженерную школу делать. Это школа 25-я, если я правильно понимаю. Это школа, которая готова. Ну можно же начинать уже работать, если выделены деньги на 2015 год?

Вячеслав Шпорт: Так начинайте. Можно, я не возражаю! Вот вы вроде не вчера из детского сада вышли, а вопросы задаете какие-то дилетантские. Начинайте и делайте! Кто вам не дает-то?

Борис Ончуров: Ну…

Вячеслав Шпорт: Вот она, где собака и зарыта! Я об этом и говорил. Что вы все ждете в Комсомольске, что к вам кто-то приедет и за вас все будет делать. Мы за вас сделали! Мы сделали послание президента и постановление правительства. Ну и работайте! А мы вам будем помогать. Это я вам говорю как комсомольчанин.

Борис Ончуров: Я понимаю вас, Вячеслав Иванович, но и вы меня поймите. Я член общественной палаты, я приду к мэру города.

Вячеслав Шпорт: Хорошо. Это я так.

Борис Ончуров: Если смотреть на все эти вопросы, самый главный сегодня в городе вопрос — отсутствие в городе строительных организаций. Их нет в городе, Вячеслав Иванович. Я в прошлом году столкнулся лично с этим. Объявления красивые в газете, а начинаешь разговаривать, сколько у вас людей? 12. А техника есть? Мы наймем. Вот и весь разговор. Поэтому те объемы, которые намечаются на пятилетку, нужно срочно решать вопросы со строительными организациями! Может, я и не прав. Есть «Металлургстрой», например, но там по 100-150 человек работают, и их только потому замечают, что они возводят дома. А на такие объемы если будем приглашать кого-то со стороны, это будут лишние затраты. Дальше. Я не понимаю, почему мы не говорим о кирпичных заводах, которых у нас было пять. Почему мы в программу ТОСЭР не включаем строительство кирпичного завода? Завода железобетонных изделий — их тоже нет. Возят откуда-то с Хабаровска железобетонные изделия и кирпич. Ну это же дополнительные затраты! Вы же сами знаете, пять заводов было! На авиазаводе, у вас там был какой-то цех. Правильно же?

Вячеслав Шпорт: В Пивани. Он принадлежал заводу Гагарина, после того как Комсомольский район его бросил. Я его лично забирал и восстанавливал… Вы правильно все говорите. Только… Ну, договорите сейчас, я вам отвечу.

Борис Ончуров: Со строительными организациями надо решать вопросы — по восстановлению. Вот теплицы были, прекрасно знаете. В Амурске, Комсомольске. А сейчас частные теплицы, говорят, не можем мы огурцы выращивать, помидоры, не получается. Надо восстанавливать, работали же теплицы, вы знаете, сколько их было, огромные. Был свинокомплекс. Ну, разрушили. Ну новый почти же завод! Почему не восстановить…

Вячеслав Шпорт: Нет, знаете… Вот вы лично для этого свинокомплекса что сделали? Лично?

Борис Ончуров: Я? Когда занимался теплоснабжением, я обеспечивал его теплом. Сейчас я что могу сделать?

Вячеслав Шпорт: А я лично забрал 35 тыщ свиней дохлых оттуда! Синих! Лично я забрал на завод Гагарина. Там на 120 тысяч был свинокомплекс, осталось в живых 35. И потом сами самцов-производителей туда возили, чтобы они их оплодотворяли там! И делали их красными из синих. Я занимался этим свинокомплексом. А вы даже не знаете, что и почему… Вы дайте предложения! Вот как раз на том совещании (Губернатор встречался с общественностью Комсомольска-на-Амуре для сбора предложений по развитию города еще до послания президента), вы были?

Борис Ончуров: Нет-нет, меня не приглашал никто!

Вячеслав Шпорт: Плохо!

Борис Ончуров: Ну так я откуда знаю, когда совещания?

Вячеслав Шпорт: Я 250 тысяч человек собрать не могу, я пригласил всю элиту города, собирались в институте. Как раз я и ждал, чтобы вы сказали, комсомольчане, что вам надо! А не мы написали, что вам надо, а потом мы вас спрашивали, когда это будет…

Борис Ончуров: Вячеслав Иванович, я извиняюсь. Я был в институте политехническом, мы сидели, Хорошилов, Гинцбург…

Вячеслав Шпорт: И ни Хорошилов ни одного слова не сказал! А Гинцбург попросил меня ему календарь привезти на Новый год! Который тарахтит все время, язык длиннее лопаты у него. Специально я пригласил ветеранов, которые много говорят. Вот они и должны сказать там, где надо говорить, а не болтать!

Борис Ончуров: Да мы сидели, нет, мы больше вопросов задавать не будем…

Вячеслав Шпорт: Да вы не вопросы, предложения должны подавать. Я сейчас вас вспомнил, вы сидели в первых рядах! (Далее идут воспоминания, небольшой спор про швейную фабрику и пара реплик про теплицы.) Безынициативность у вас там полная! Поэтому я вмешался в ваш город, я президента туда вмешал! Чтобы мы там все навалились массой, мы — вместе с вами. И дали толчок!

Борис Ончуров: Я понимаю, что работать надо, но только на кого наваливаться, не могу понять. Я приеду, соберу там всех. Скажу, было заседание совета, сказали, что мы с вами в Комсомольске не работаем. Давайте начинать работать! (Далее предложил выйти на правительство России с инициативой повысить районный коэффициент до значения «хотя бы 1,6», иначе население не привлечь, и население уезжает.) Спрашиваю, а что вам не дает тут остаться? А что тут делать, отвечают. Зарплата маленькая, никто нее не повышает. Вот и весь ответ. У меня все.

Вячеслав Шпорт: Начну с последнего. Выходите с предложением. Но вы ведь и не вышли с ним. Плохое оно или хорошее, не вышли? За что я вас всех и обвиняю. Вы не вышли, вы сидели пассивно, и вы лично. Я приехал собрать с вас предложения, а вы их не внесли. И вы в этом виноваты перед городом. По коэффициенту — вносите, обосновывайте. Мы их чтоли отвергаем?

Борис Ончуров: Я не думаю, что мы можем выйти напрямую на правительство!

Вячеслав Шпорт: А вы выйдите на кривую! Поработайте. У вас есть там грамотные люди, есть два университета. Посчитайте, внесите на кривую, в правительство края хотя бы. Мы их обсчитаем, если разумно, внесем тоже. Мы разве против?

Борис Ончуров: Да я не против.

Вячеслав Шпорт: Ну хватит тогда болтать, надо работать.

Борис Ончуров: Я этот вопрос поднял на общественном совете. Вышли предприниматели, говорят, ты такой вопрос не поднимай, потому что нам будет очень плохо. Я понимаю, почему плохо…

Вячеслав Шпорт: Если б коэффициент там все решал. Не думаю, что решит, если только как одно из направлений… Готовьте обоснования, давайте работать, с нашим минэкономики. А мы посмотрим. Но я по вашему выступлению хочу пройтись. Потому что вы как раз отразили то, что я поднимал в своем докладе. Вот когда непонимание того, что такое территория опережающего развития, от вас идет, это очень грустно. Очень грустно, уважаемые друзья, коллеги, господа и дамы. И товарищи. Когда вы говорите, почему кирпичный завод не запланировали в ТОСЭР, это уровень начальной школы. Извините меня, буду говорить своими именами. Мы здесь не девочки с благородного какого-нибудь заведения. Мы здесь мужчины. И женщины тоже… Вы что сказали, вы сами-то понимаете?

Борис Ончуров: Понимаю.

Вячеслав Шпорт: Как, кто должен запланировать завод в ТОСЭР? Как это, в каком падеже вообще склонить? ЗЩдесь же собралась элита Хабаровского края. Так вы говорите правильно.

Борис Ончуров: Я, наверное, говорю правильно, потому что к постановлению о ТОСЭР есть приложение, какие вопросы должен решать ТОСЭР!

Вячеслав Шпорт: Нет. Нет! Вы говорите неправильно и вы не понимаете, видно, что такое ТОСЭР. ТОСЭР — это территория. Вот она, круглая (показывает внутрь стола в зале заседаний). Вот здесь, за столом, не действуют льготы. А перепрыгнуть — действуют. Для чего это создали? Чтобы активные бизнесмены рванули туда и там построить предприятие с льготами. Вот это мы для вас пробили. Строите там.. десять кирпичных заводов! И я поддерживаю вас в том, что нет заводов. И мы когда строили дома для подтопленцев, мы кирпич возили откуда, знаете? Не знаете! А беретесь рассуждать, есть ли там организации строительные!

Борис Ончуров: Знаю, с Хабаровска.

Вячеслав Шпорт: С Еврейской автономной области! Почему я знаю, а вы нет? Потому что вам не надо! Вы сказали — и все. Стройте! Собирайте администрацию, бизнесменов, еще раз разъясните всем, что такое ТОСЭР! Потому что раз вы не понимаете, то и они не понимают. Пользуйтесь! Полная пассивность. И вы что думаете, вышло послание президента, когда бюджет страны уже принят, там десятки миллиардов. А где их взять? Это непростой вопрос. После послания уже десять совещаний прошло и заседание комиссии по Дальнему Востоку премьер лично провел во Владивостоке. Как раз расписывали, где взять деньги. Как раз 20 поедем в Москву искать, где их взять. Из принятого бюджета надо с кого-то их снять и нам отдать! Вы этого не понимаете, ликбез прочитаю, за пазухой не держу.

«35 тыщ синих свиней»: 1 комментарий

  1. Уведомление: Окно и форточки | Дмитрий ЩербаковЪ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *