Вековые выводы

Попалось сегодня на глаза кое-какое историческое чтиво, и аж глаз задергался. Настолько все остается похоже в развитии Дальнего Востока с тем, что было целый век назад, что не могу не поделиться. Думаю, вы оцените, друзья: всего 4 абзаца текста, а столько параллелей можно провести! Цитируется по монографии Т.Я. Иконниковой «Дальневосточный тыл России в годы первой мировой войны».

В газете «Наше слово», выходившей в Хабаровске, 4 сентября 1921 г. была помещена статья «Уроки прошлого». Здесь сообщалось, что на содержание Приморской области только за период 1892 — 1914 гг. по официальным данным была израсходована колоссальная сумма — 1 млрд. 89 млн. руб. «Казалось бы, — писал автор статьи, — можно было действительно устроить край, развить сельское хозяйство и промышленность, развить железные дороги, т.е. создать сильную колонию обеспеченную всем необходимым из местных ресурсов. Но получилось не то. Край по прежнему пуст и малонаселен. На громадной территории от Охотска до Владивостока полмиллиона жителей, более или менее сносных путей сообщения нет, для обеспечения продовольствием ежегодно из-за границы ввозится 8-10 млн. пудов хлеба. Золото расхищается китайцами, рыба — японцами. Лес не используется, горит, гниет, ломается бурями».

При такой безрадостной картине, наблюдаемой современниками в начале XX в. закономерным был вопрос: куда же ушли более миллиарда рублей, вложенных в край? Публикация давала ответ на этот вопрос. За указанный период на развитие образования в крае ушло 8,5 млн. руб. На организацию переселенческого дела — 29 млн. руб. На строительство путей сообщения, включая постройку Уссурийской железной дороги и части Амурской железной дороги — 50 млн. руб. Итого 87,5 млн. руб. или 8,3 %. Остальные средства ушли на нужды военного ведомства. На душу населения, проживавшего в крае до 1914 г. ежегодно расходы по этому ведомству составляли 1500 руб. и выше, а средняя годовая зарплата учителя в крае в те годы составляла 200 — 250 руб.

Можно предположить, что эти огромные затраты постепенно себя окупали. Однако статистика опять-таки говорила обратное. Доходы от золотопромышленности не превышали в дореволюционный период 3 млн. руб. в год. Рыбная промышленность давала 1 млн. руб., лесная — 0,4 млн. руб. в год. Главным источником доходов казны с Дальнего Востока были налоги с населения. При всех налоговых льготах, которые привлекали в край переселенцев, с 1892 по 1907 гг. в среднем за год собиралось по 2,5 млн. руб. налогов, т.е. по 5 руб. с одного человека независимо от пола и возраста. С 1907 г. ставки и виды налогов увеличились. Всего с 1892 по 1914 гг. дальневосточное население выплатило казне около 97 млн. руб. налогов.

Столь большие затраты казны и объемы взимаемых налогов должны были превратить Дальний Восток в мощную базу России на Дальнем Востоке. Но в действительности оказалось не так. По мнению многих историков, Россия проиграла русско-японскую войну из-за слабости тылового обеспечения. Все, вплоть до гвоздей и санитарного инвентаря, приходилось завозить из центра страны. В межвоенный период (т.е. после завершения русско-японской и началом первой мировой войны) расходы военного ведомства в крае еще больше возросли. Так, если в 1892 г. они составили 12 млн. руб., то в 1911 г. — 57 млн. руб. Известно, что частично они были израсходованы на строительство казарм. Некоторые из них ныне являются первыми этажами надстроенных многоэтажных домов, например во Владивостоке, Хабаровске и других дальневосточных городах. Другие сохранили прежний вид, третьи пришли в запустение. В целом укрепление дальневосточных рубежей страны в дореволюционный период велось далеко не в соответствии с отпускавшимися на это средствами.