Виновных к «папе»

Сегодня в интеллектуальном центре Тихоокеанского госуниверситета собрались «инвестиционные сливки» Хабаровского края и приглашенные представители «Агентства стратегических инициатив» (АСИ) — обсудить, как регион докатился до такой чести, что стал 18-м среди всех субъектов РФ по состоянию инвестиционного климата. Система оценки инвестклимата под названием «нацрейтинг» настолько сложна, что каждый год в регионах ждут итоговой оценки с замиранием сердца. И ликуют, когда субъект в этом рейтинге поднимается, и сильно возмущаются, когда опускается. В Хабаровском крае нынче ликовали. Плюс 22 позиции вывели край в топ-20. Казалось бы, чего же боле?

Губернатор в этот раз задерживался, так что часть приглашенных имела время поболтать. Настроение у всех этих людей было хорошее. Они ведь пришли по приятному поводу (кто-то даже за грамотами), а значит, за приятным общением. Чем, собственно, и занимались, разбившись на группы — согласно протоколу.

Но вот мероприятие началось, и слово постепенно перешло к министру экономического развития региона Виктору Калашникову. Господин Калашников — один из первых министров, назначенных Вячеславом Шпортом после прихода на должность губернатора, — то, что называется «давний соратник» (хотя и не из группы «друзья по Комсомольску», которая в негласной иерархии выше). Статус «давнего соратника» позволяет отсекать начальственный гнев — в силу опыта и авторитета. Но на этот раз — не вышло.

Губернатор прервал докладчика, как он умеет, «на самом интересном месте».

Виктор Калашников знай себе рассказывал:

— Ситуация с разрешительными, регламентными процедурами — это вопрос номер один. Потому что раз там есть регламент — значит, они просто должны работать. Получается, что в одних субъектах РФ они работают хорошо, а у нас чего-то здесь не срабатывает. А страна — одна. По федеральным факторам, там работают федеральные структуры, это вопросы, связанные с регистрацией юридических лиц, постановка на кадастровый учет. Действительно, выплеснулась эта проблема — административного давления на бизнес со стороны, получается, естественных монополий, правоохранительных органов, в целом административной системы. 31% от опрощенных, а опрошено было 300 предпринимателей, получается, 100 предпринимателей отмечают, что давление не только есть — оно еще и поднялось. Поэтому здесь потребуется тщательный анализ. Число проверок, отмечают предприниматели, сократилось…

Как вдруг раздалось: «Виктор Дмитриевич!».

Вступил губернатор:

— Мы подошли с вами к такому поведению на совещаниях, когда вы фамилии должны называть уже. Вот вы говорите — федеральные структуры. Так фамилию бы назвали! В федеральных структурах, скажем так, «папа» один у них руководит. В одном регионе один, в другом другой сидит, а что у них, разные положения там, что ли?

— Ну, вот… — даже голосом как будто бы развел руками Виктор Калашников.

— Вы должны, — продолжил губернатор, — сюда выносить и фамилию писать. Кто-то не хочет работать в федеральной структуре. Давайте мне эти фамилии, я их отвезу в Москву и покажу. Это какая-то ерунда просто, или специально кто-то придумал… Что значит: в одном регионе там 20 дней, в другом 120! Я про федеральные… Ну дайте мне эти фамилии. Где они? Кто они? Здесь сидят сейчас?

— Ннннда! — не смог скрыть правду министр.

— Ну так надо говорить их, кто они! — уже не мог остановиться и губернатор. — Ну а чо тут, слово «федеральная» — мы тоже федеральная власть! Региональная федеральная власть. Если на территории нашего края кто-то не хочет работать, мы должны его представить, чтобы его убрали отсюда. Это моя работа! Дайте мне информацию! Мы об этом говорим-говорим — толчемся. Президент об этом говорит! Предлагаю на следующем офисе [«проектный офис»] прям пофамильно назвать! Надо, если служба одна у нас в России, она должна одинаково везде работать хорошо. А если где-то работает плохо — значит, ее будем убирать. Чо мы толкаться будем здесь, уговаривать, а смысл.

— Мы это проработаем, принимается, — заверил министр.

— Я уже говорил, даже на рейтинге в Санкт-Петербурге [ежегодно церемония представления результатов нацрейтинга проходит в рамках Петербургского международного экономического форума] там представлены две таблицы. Первая — Хабаровский край общая, в 20-ку мы вошли. А когда убрать «федералов» — мы на восьмом месте!

Аудитория напряженно внимала.

— То есть там, где они тянут вниз, мы еще на десять пунктов ниже, — продолжал после паузы Вячеслав Шпорт. — А так бы были уже в десятке! Давайте, проанализируйте, пофамильно это дело представим, кто тянет вниз, кто не хочет работать в современной России, кто хочет только толкаться и «палки» вставлять всем.

— Хорошо, — попытался закруглить тему Виктор Калашников. Но у губернатора еще было, что сказать.

— Для них тоже должен быть специальный экран. И в Хабаровске, и в Комсомольске. Везде их фамилии должны круглые сутки там высвечиваться. Мы экранов понаставили этих 9-метровых. Вот, там эти фамилии — не футбол показывать, а фамилии тех, кто тянет назад. Так и должно, и так и будет.

Что я хочу сказать.

Во-первых, стиль Вячеслава Ивановича начинает напоминать стиль Юрия Петровича (если вы понимаете, о чем я), только разве что тот позволяет себе обещать уволить чиновников федеральных структур в закрытом режиме, а не в открытом. У господина Шпорта закрытых совещаний тоже предостаточно (понедельничные аппаратные, например), но накануне выборов он вряд ли будет что-то закрывать.

Во-вторых, возвращаясь к Юрию Петровичу, тот горазд на молнии и громы, но уволил за свое пятилетнее полпредство всего-то пару заместителей руководителей уровня федеральных агентств, причем один, по слухам, разнервничался и умер. Так что главы терруправлений в Хабаровском крае могут, я думаю, спать спокойно. Но — не все.

В-третьих, и в-главных. Вячеслав Шпорт пообещал транслировать фамилии виноватых на телеэкранах, установленных на набережных двух крупнейших городов региона. Не знаю, как там насчет виноватых. Но Вячеслава Шпорта болельщики футбола, если это случится — проклянут.

Специалистам по планированию внутренней политики я бы порекомендовал вмешаться.

P.S. После федералов под горячую руку досталось и представителям естественных монополий, а также замминистра экономического развития Хабаровского края Юрию Рыбко, которого губернатор пожурил за то, что тот «не предоставляет информацию». «А где фамилии? Кого?  — спросил он Виктора Калашникова, когда речь зашла о барьерах со стороны естественных монополий. — Вот вы на офис шли сюда, готовились. Дали бы двух-трех предпринимателей [из числа опрошенных в рамках оценки нацрейтинга], у которых все плохо было. Которых там этих барьеров наставили по сетям, по разрешениям. Здесь же министры какие-то были, федеральные структуры. Чтобы с них спросить. А чо болтать уже! Вон сидит твой зам, ничо не знает. Мы же его специально назначили для этого, чтобы он конкретно нам давал информацию, где и у кого плохо». «Вот мы сейчас получили карты…» — попробовал объяснить министр. «Да вы что, хочите [вот именно так, а не «хотите»] по 150 лет прожить, что ли? Получили, проанализировали, и сразу на экран! » — парировал Вячеслав Шпорт. На что Виктор Калашников обещал «лучше готовиться».