SWIFTануть по-русски

В далёком теперь уже 2013-м, друзья, я лично себе задал простой вопрос: что будет, если меня вдруг заблокируют во всех соцсетях (журналистская деятельность, знаете ли, даёт к такому развитию событий массу поводов). Жить без них, соцсетей, было бы грустно тогда (сейчас — так вообще невозможно), а морочиться восстановлением доступа к аккаунтам — и скучно, и бессмысленно: заблочили в первый раз, кто мешает заблочить во второй. Но в соцсетях и в «облаках», то есть в сторонних сервисах, сейчас все наши фото- и видеоархивы, потерять которые — очень обидно. Так появился этот блог — badget.ru. Но это — присказка.

Нынешние разговоры о том, что в России вот-вот отключат что-нибудь из разряда соцсетей (из свеженького — Facebook) я лично воспринимаю спокойно: мой контент с 2013-го — на автономочке, причем на российских серверах.

Но вот SWIFT, ребят, меня почему-то тревожит.

Заголовки типа «Передачу финансовых сообщений внутри РФ при любом сценарии обеспечит российский аналог SWIFT — ЦБ» («Интерфакс», 27.02.2022) — это туфта. Отключение России от SWIFT не посягает на передачу финансовых сообщений внутри страны. Смысл меры — блокировать их передачу вовне, иностранным контрагентам, потребляющим российский экспорт. Имеющаяся на данный момент конфигурация «российского аналога SWIFT» под названием Система передачи финансовых сообщений (СПФС) «гарантирует бесперебойность передачи финансовых сообщений как внутри страны, так и за ее пределами», настаивает ЦБ. Но как в это можно поверить?

В декабре прошлого года РИА «Новости» сообщало нам со ссылкой на функционера из ЦБ: «За последние годы СПФС показала высокую надежность и бесперебойность работы в режиме 24/7, как с российскими, так и с иностранными пользователями. К системе уже подключено 335 пользователей, в том числе 38 зарубежных участников из девяти стран». Ну ладно, допустим. Я попробовал пересчитать.

Из списка участников СПФС, доступного широкой публике на сайте ЦБ (последнее обновление — 03.02.2022) — перечисляю иностранные банки: Banco Financiero Internacional, S.A. (Куба), под три десятка финансово-кредитных учреждений из Беларуси, по несколько — из Киргизии, Армении и Казахстана, ОАО «Тавхидбанк» из Таджикистана. Формально есть даже банк из Германии (вот только это «дочка» попавшего под санкции ВТБ — АО ВТБ Банк (Европа) СЕ) и один банк из Швейцарии — это «Газпромбанк (Швейцария)». Стран набралось восемь, а не девять, — не могу идентифицировать в списке пользователей из Молдавии, а они должны быть. Но разве этот набор, скажите мне, гарантирует «бесперебойность» передачи сообщений о финансовых транзакциях за пределами страны? Разумеется, нет.

Итак, российские экспортеры будут вынуждены по-прежнему работать через корсчета в крупных иностранных банках, клиентами которых являются потребители их продукции. Но как они это смогут сделать, если от SWIFT обещают отключить все российские банки, попавшие под санкции (в формулировке Белого дома от 26.02.2022 — «we commit to ensuring that selected Russian banks are removed from the SWIFT messaging system»), а это, как утверждается, 80% всего сектора?

Я — не финансист. Я — не понимаю.

Вроде бы умные люди рассказывают, что можно создать «гибрид» СПФС c её китайским аналогом — Cross-Border Inter-Bank Payments System (CIPS), запущенным Китаем для международных расчетов юанем в 2015 году. Списка участников этой системы в открытом доступе нет, в пресс-релизе за январь 2022 года сказано — их 1280, в том числе 75 прямых и 1205 «непрямых» (indirect) из 103 стран мира (SWIFT, для сравнения, хвастается 11 тыс. участников из 200 стран). Но берёт, конечно, сомнение, что с китайской системой всё так гладко, как расписывает её официальный сайт, да и обслуживает она только расчёты в юанях.

А самое главное — китайские банки, как с удовлетворением отмечают источники Reuters, пока что показывают, что не готовы поступиться правом доступа на рынки Запада, помогая попавшей под санкции России.

Какой план есть на этот счёт у наших доблестных стратегов, мы узнаем в самое ближайшее время.